mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Categories:

Бен Гурион и Бен Цви о еврейском происхождении палестинцев.

http://left-liberal-il.livejournal.com/1753583.html

Михаил Урицкий по просьбе Бориса Черчеса перевел главу "Происхождение феллахов" из книги Давида Бен-Гуриона и Ицхака Бен-Цви, двух будущих лидеров Государства Израиль, "Эрец Исраэль в прошлом и настоящем", вышедшей в свет в 1920 году.

http://borischerches.livejournal.com/70508.html

Итак, то о чем говорилось, спорилось, поливалось потом и кровью - свершилось. У палестинцев появилось государство.Что бы сейчас ни говорить о легитимности или нелигитимности решения или даже названия "палестинцы", какой бы казуистикой ни заниматься, - факт остается фактом: на протяжении многих веков здесь жил народ, уходящий корнями в эту землю с глубокой древности. Народ, для которого родина - не 22 арабские страны, а та земля, где они родились и где жили их пращуры. Более того, выясняется, что корни эти настолько глубоки, что приводят нас к тем, кого мы называем "наши еврейские праотцы - авотейну". Так считают многие ученые, в том числе израильские. Так считали и отцы-основатели сионизма!

В 1920 году вышла книга двух молодых людей - Давида Бен-Гуриона и Ицхака Бен-Цви - "Эрец Исраэль в прошлом и настоящем."
Один из них стал спустя много лет первым премьер-министром государства Израиль, другой - вторым президентом. Книга вначале была издана на идиш, затем - на иврите. Подробнейшее и замечательнейшее исследование, актуальное сегодня как никогда! Интереснейшая глава "Происхождение феллахов", перевод которой выполнен по моей просьбе Михаилом Урицким.




ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕЛЛАХОВ

 



Демографический состав сельских районов Эрец-Исраэль, так же, как и население страны в целом, чрезвычайно разнообразен с точки зрения происхождения, религии и национальной принадлежности, в особенности на севере возле сирийской границы (Галилея, Голаны и окрестности горы Хермон). В деревнях, расположенных в этой области, можно обнаружить три-четыре этническо-религиозных группы, которые могут проживать бок о бок в пределах одного населенного пункта, а могут сохранять обособленность друг от друга. Так, например, в Хацавии, насчитывающей восемнадцать деревень, три деревни населены друзами, две – христианами, одна – мусульманами, а в остальных двенадцати проживает смешанное население: в некоторых сосуществуют друзы и христиане, тогда как в других – христиане и мусульмане. Из 221 деревни в районе Цур 58 деревень шиитские, 146 – мусульманские, 8 – христианские, 2 друзские и 7 – смешанные: христианско-мусульманские, шиитско-друзские и т.п. Во всей Галилее, как в Верхней, так и в Нижней, нет ни одного района, сельское население которого было бы гомогенным, а в некоторых деревнях можно обнаружить представителей сразу трех-четырех общин. В деревне Пкиин, расположенной недалеко от Цфата, живут бок о бок мусульмане, друзы, евреи и христиане. Близ Акко находится деревня Шфарам, которую населяют мусульмане, друзы, евреи, марониты, протестанты, а также представители всех прочих христианских конфессий. В Иудее и Самарии сельское население характеризуется большим единообразием, хотя и не повсеместно. Относительно небольшая территория северной Самарии, простирающаяся между Хайфой и Кейсарией, обрабатывается представителями восьми этнических групп: сирийцами, евреями, черкесами, арабами, славянами (боснийцами), туркменами, немцами и неграми. В районе Хорона имеются деревни, населенные неграми, туркменами, алавитами, черкесами, бедуинами и маронитами.

Тем не менее, в большинстве деревень население гомогенно. Из 850 деревень (не считая пятидесяти еврейских и семи немецких поселений), расположенных в западной части Эрец-Исраэль, около 650 населены исключительно арабо-язычными феллахами-мусульманами, и лишь в 170 проживают представители иных этнических групп (81 – шииты, 20 – христиане, 11 – друзы, 3 – черкесы, 1 – боснийцы; в остальных – смешанное население).

В своем подавляющем большинстве феллахи имеют общий язык и общую религию. Европейцы, в особенности те из них, которые поверхностно знакомы с культурным ландшафтом Эрец-Исраэль, называют феллахов «арабами». Однако в действительности между феллахами и арабами имеется крайне мало общих черт с национальной точки зрения.

Вопрос происхождения феллахов практически не изучался до настоящего момента, и на этот счет не было выдвинуто никаких обоснованных научных гипотез. Тем не менее, с полной уверенностью можно утверждать, что феллахи не происходят от арабских завоевателей, которые захватили Эрец-Исраэль и Сирию в седьмом веке нашей эры. Арабские победители не уничтожили сельское население, обнаруженное ими на захваченных территориях. Они лишь изгнали чужестранных византийских



правителей, в то время как местным жителям они не причинили никакого вреда. Кроме того, арабы не занимались поселенческой деятельностью. В своих прежних владениях они также не промышляли сельским хозяйством. Точно также как и современные бедуины, они были в основном пастухами и скотоводами, а также воинами и торговцами. В завоеванных странах они не искали территории, которые могли бы быть заселены их собственными крестьянами, поскольку таковые в их среде практически отсутствовали. В новых странах они преследовали исключительно политические, религиозные и денежные интересы: править, распространять мусульманскую веру и взимать налоги. Арабские переселенцы не имели ни малейшего желания вовлекаться в сельскохозяйственную деятельность. И сегодня мы можем наблюдать за тем, насколько тяжело бедуинам, которые и есть истинные арабы, дается переход к сельскому хозяйству, невзирая на все усилия правительства привязать к земле свободных сынов пустыни. Арабские завоеватели, которые закрепились в Эрец-Исраэль, селились в основном в городах и ограничивались тем, что облагали налогами порабощенное ими местное сельское население. Вплоть до сегодняшнего дня между феллахами и бедуинами, или «арабами», как называют их сами феллахи (которые, в свою очередь, именуются бедуинами не иначе, как «феллахи»), царит взаимная неприязнь и зависть. И они в крайне редких случаях заключают между собой брачные узы. В особенности сильна неприязнь со стороны кочевых пастухов по отношению к оседлым крестьянам, занимающимся обработкой земли. Их известная поговорка гласит: «Бедуин – всемирный властитель, феллах – всемирный осел».

Нет никаких сомнений в том, что феллахи происходят от сельского населения, с которым столкнулись арабские завоеватели на захваченной ими территории Эрец-Исраэль в седьмом веке нашей эры. Так кем же являлись крестьяне, населявшие данную территорию в тот период?

Многочисленные крестьяне, проживавшие в Эрец-Исраэль до прихода арабских завоевателей, разумеется, не являлись ни греками, ни римлянами. Греческое и римское население в Эрец-Исраэль обитало преимущественно в городах, располагавшихся в приморских районах и на важнейших торговых путях. Коренные жители Эрец-Исраэль, по свидетельству Иеронима, жившего в четвертом веке нашей эры, разговаривали не на греческом или римском, а на арамейском языке, который был в ходу у широких еврейских масс в период разрушения Храма и часто использовался в талмудической и раввинистической литературе.

Французский археолог Клермон Ганно полагает, что местное население в тот период состояло из древних ханаанейцев, с которыми столкнулись в Эрец-Исраэль сыны Израиля под предводительством Иегошуа Бен Нуна. Он обосновывает свое предположение тем, что у феллахов по сей день встречаются обычаи, напоминающие древние ханаанейские культы, такие, например, как поклонение деревьям, установление на холмах священных монументов или почитание сооружений, именуемых «макам». Хотя согласно официальным данным 75% феллахов исповедуют мусульманскую религию, большинство из них не имеют ничего общего с Исламом, за исключением нескольких текстов и ряда внешних атрибутов. Есть десятки деревень, в которых отсутствует молитвенный дом и никогда не звучит песнь муадзина, выкрикивающего «ла иллаха илла алла». Вместе с тем, во многих деревнях можно обнаружить местные святилища – небольшие кубообразные постройки, увенчанные белыми куполами. Как правило, они располагаются на холмах рядом с большими и пышными деревьями. Эти постройки возводятся в память о святых – трех праотцах, ангелах, пророках, знаменитых шейхах и т.п., - которые считаются хранителями данной местности. Называются они «вэли» или «макам» (на иврите – «маком», то есть место). Феллахи почитают «макам» куда больше, нежели официальный молитвенный дом.

По мнению Ганно, все еврейское население было уничтожено в войнах с римскими императорами Веспасианом, Титом и Адрианом. Таким образом, евреи исчезли с территории Эрец-Исраэль уже за пять столетий до прихода арабских завоевателей. И поскольку проживавшие на этой территории крестьяне не были ни евреями, ни греками, то неизбежно напрашивается вывод, что они являлись ханаанейцами.

Тем не менее, гипотеза французского археолога не выдерживает серьезной критики, так как исторические предпосылки, на которых она основывается, не совсем точны.

Еврейское население Эрец-Исраэль, вопреки утверждению Ганно, не было полностью уничтожено в войнах с Веспасианом, Титом и Адрианом. Крупный еврейский бунт, вспыхнувший в результате преследований со стороны императора Константина в четвертом веке нашей эры и охвативший значительные массы населения в Иудее и Галилее, доказывает, что в ту пору в Эрец-Исраэль проживало немало евреев. В центре страны в пятом и шестом веках нашей эры количество самаритян все еще было достаточно большим для того, чтобы сдерживать христианский натиск. А в начале седьмого века нашей эры евреи сумели предоставить в распоряжение персов крупную армию для совместной войны против византийских властей и местных христиан. Более того, военная мощь евреев в тот период была настолько велика, что Ираклий, император Византии, счел нужным заключить с ними союз после победы над персами. Христианские свидетельства, которые в изобилии появляются в Эрец-Исраэль, начиная с четвертого века нашей эры и далее, также в подавляющем большинстве своем исходят от местных евреев. Невежественные и обездоленные массы, в основном привязанные к земле крестьяне, под гнетом жестоких преследований были вынуждены принять новую религию, которая несла им избавление и рисовала перед ними радужные перспективы. Насколько искренней была эта смена религии можно судить уже по тому, с какой легкостью и быстротой после прихода арабских завоевателей те же самые крестьянские массы отреклись от пророка из Назарета и провозгласили приверженность пророку из Мекки. 

Основным занятием еврейского населения в Эрец-Исраэль было сельское хозяйство. Так было и до и после разрушения Храма. Крестьянское сословие представляло собой стержень тогдашнего еврейского общества. Об этом неопровержимо свидетельствуют многочисленные замечания и намеки, которые можно обнаружить в талмудической литературе. Талмуд не только ясно указывает на сам факт наличия еврейского крестьянского сословия в Эрец-Исраэль после разрушения Храма, но и дает четкое и всестороннее представление о состоянии тогдашнего сельского хозяйства, а также о методах обработки земли, применявшихся в тот период. Утверждать, что с завоеванием римлянами Иерусалима и подавлением восстания Бар-Кохбы еврейское сельское хозяйство в Эрец-Исраэль полностью прекратило свое существование, означает расписаться в абсолютном незнании истории и литературы народа Израиля того времени.

Десятки и сотни тысяч евреев, сражавшихся против римлян во времена Йоханана Бен Закая и позднее, во времена рабби Акивы, в подавляющем большинстве своем были крестьянами. Усомниться в том, что они были евреями, означает поставить под сомнение сам факт присутствия еврейского населения в Эрец-Исраэль и в предшествующие периоды истории. Вполне возможно, что в них имелась некоторая примесь ханаанейской крови, однако утверждение о том, что сохранившееся на этой земле крестьянское население полностью состояло из ханаанейцев, в то время как все без исключения евреи либо были уничтожены, либо эмигрировали в другие страны, совершенно необоснованно.

Крестьянское население в Эрец-Исраэль оставалось еврейским спустя долгое время после разрушения Второго Храма. И даже после подавления восстания Бар-Кохбы, которое в большей степени знаменовало собой конец еврейской государственной независимости, нежели разрушение Второго храма, еврейские крестьяне продолжали массово проживать на своей земле. Во времена войн и бунтов разрушались многие города и уничтожались целые общины, однако оторвать от земли сельское население было далеко не так просто. Под давлением чуждых правителей, в результате жестоких декретов и преследований имущие и образованные городские жители предпочитали перебираться в более свободные страны, такие как Вавилон. Еврейские же крестьяне оставались накрепко привязанными к своим земельным наделам, пропитанным их собственным потом и потом их предков. И в дальнейшей истории Эрец-Исраэль мы сталкиваемся с тем же явлением. Вследствие войн между крестоносцами и мусульманами, столкновений между султанами Сирии и Египта и междоусобных распрей между различными правителями полностью разрушались целые города, а демографический состав городского населения кардинально преображался со сменой власти. При этом сельское население, невзирая на преследования и тяготы, сохраняло свой прежний облик. Разумеется, некоторые деревни также подвергались разрушению. Тем не менее, крестьянское сословие в целом избегало серьезных потрясений, хотя время от времени к нему добавлялись извне новые элементы, как это периодически случалось, к примеру, в девятнадцатом веке (иммиграция из Египта в период правления Мухамада Али и Ибрагима-паши; иммиграция из Алжира в пятидесятые годы во времена Абд Аль-Кадира; возникновение черкесских поселений в последней четверти прошлого столетия. 

Потеря государственной независимости народом Израиля не привела к уничтожению еврейского крестьянского сословия, хотя крестьяне, вне всяких сомнений, перенесли много страданий вследствие крупной национальной катастрофы. Разрушению подверглись лишь главные города и очаги войн и бунтов, такие как Гамла, Юдфат, Бейт Яреах, Яффо и в наибольшей степени Иерусалим. Несмотря на это немало городов сохранилось в целости, не говоря уже о деревнях, многие из которых находились в стороне от путей продвижения несущих разрушение и смерть римских легионов, а потому не были напрямую затронуты войной. Очевидно также, что евреи, которые покинули места своего обитания после разрушения Храма в результате обрушившихся на них тягот и преследований и переправились в Вавилон и в другие страны в большинстве своем принадлежали к городской прослойке, то есть, обладали гораздо большей мобильностью и были более зажиточными, образованными и приверженными своей религии (в те времена носителями веры были «хахамим» - мудрецы). Именно они отказались подчиниться декретам, направленным против их веры, и сочли для себя более простым решением, как в материальном, так и в душевном плане, покинуть свою страну с тем, чтобы искать убежища и религиозной свободы за ее пределами. Еврейские же крестьяне, которые не имели образования, однако хранили приверженность своей земле, не покидали своих земельных наделов даже в самые тяжелые времена.

Все это подводит нас к выводу, что сельское население, с которым столкнулись в Эрец-Исраэль арабские завоеватели, было преимущественно еврейским. Многие из местных крестьян перешли в христианство, но лишь для вида, тогда как другие оставались верны своей прежней вере и время от времени восставали и боролись против своих христианских притеснителей.

Арабизация еврейского крестьянского сословия происходила по тому же сценарию, что и арабизация всего сирийского населения. Арамейский разговорный язык постепенно сменился господствующим и более близким арабским языком. Как показал д-р Георг Кампфмайер на основании подробного историко-филологического анализа, население Эрец-Исраэль на протяжении определенного периода изъяснялось на двух языках, на арабском и на арамейском, пока первый окончательно не вытеснил последний. И, тем не менее, диалект местных феллахов по сей день хранит многочисленные отпечатки арамейского языка. Новая религия, ислам, распространялась вместе с арабским языком, и есть основания предполагать, что религиозная экспансия даже опережала языковую. Тяжкое бремя налогов, налагавшееся исламом на «защищаемых еретиков», «зимми», подушная и поземельная подати (хардж и джизия), от которых были полностью освобождены «истинно верующие», все это подталкивало немусульманское население к принятию новой религии. Угроза лишения земли, нависшая над крестьянами, способствовала распространению в их среде мусульманской религии. Как правило, в покоренных странах земля становилась предметом дележа между победителями, и переход в ислам воспринимался как действенная защита от захватнических аппетитов предводителей мусульманских армий.

Наибольший отклик ислам находил у тех частей еврейского населения, которые ранее вынужденно приняли христианство. Вероучение пророка из Мекки было гораздо ближе и понятнее евреям, нежели вероучение пророка из Назарета.

Распространению ислама способствовал не только тот факт, что принципы новой религии были значительно ближе к иудаизму, нежели принципы христианской веры, но и то, что новоявленные завоеватели оказались гораздо демократичнее византийско-христианских правителей. Принятие религии «любви и братства» никоим образом не сгладило социальную и политическую конфронтацию между властителями и подневольным населением. В случае же с исламом ситуация была принципиально иной. Чтобы стать полноправным членом правящего общества, достаточно было единожды провозгласить, что «нет бога, кроме Аллаха, и Магомет пророк его». Исламское правило, согласно которому «все мусульмане – братья», не оставалось лишь мертвой буквой, в отличие от христианского принципа всеобщей любви. С принятием мусульманской веры не только снимались все политические и гражданские ограничения, но и почти полностью разрешались социальные противоречия. Демократизм ислама оказал глубокое влияние на крестьянское сословие, на протяжении многих лет терпевшее притеснения со стороны Рима и Византии.

          Не все феллахи ведут свое происхождение от исконного сельского населения, с которым столкнулись в Эрец-Исраэль арабские завоеватели. Крестьяне, которые проживают в Трансиордании, относительно недавно обосновались на обрабатываемых ими землях. Гора Друзов практически полностью заселена друзами, эмигрировавшими из Ливана за последние двести лет, в основном после ливанских событий 1860-го года. Феллахи-христиане также изначально обитали на севере, в окрестностях горы Хермон или в Ливане. Многие из феллахов-мусульман отчасти имеют бедуинское происхождение, будучи потомками кочевников, постепенно перешедших к оседлому образу жизни. Близость пустыни, как на востоке, так и на юге, с древних времен делала Трансиорданию привлекательным местом обитания для бедуинских племен. Еще Ирод счел нужным заселить эту местность еврейскими земледельцами и воинами, чтобы защититься от грабежей, учиняемых бедуинами, так же, как в конце девятнадцатого столетия турецкое правительство из тех же соображений расселило на Голанах и на плоскогорье Моав черкесских выходцев из Болгарии и с Кавказа. На сегодняшний день, как и в прежние времена, арабский элемент присутствует здесь наиболее явно.

В более поздние периоды истории также имели место разнообразные случаи смешения местного населения с привнесенными извне элементами. Помимо арабов, обосновавшихся здесь и постепенно растворившихся в местном населении, на протяжении последних полутора тысяч лет в Эрец-Исраэль постоянно стекались представители различных народов со всех уголков света: персы, монголы, черкесы, франки, египтяне, и многие из них оседали на этой земле и со временем становились частью демографического ландшафта. Наплыв персов в Эрец-Исраэль был особенно велик во времена Салах-ад-Дина (двенадцатый век нашей эры) и их влияние по сей день продолжает ощущаться в северной части Эрец-Исраэль – в Верхней Галилее. Именно от них, вне всяких сомнений, ведут свое происхождение шииты, которые составляют большинство населения в районе Цура. Согласно местным традициям черкесы поселились в горах Иудеи несколько сотен лет тому назад, и, по всей видимости, от них произошли жители Кирьят эль Анаб (Кирьят Яарим). Миграционные наплывы крестоносцев также, разумеется, наложили свой отпечаток на состав местного населения. В ряде деревень, в основном в окрестностях горы Кармель, зачастую можно встретить светловолосых феллахов, которые, вполне возможно, являются потомками выходцев из северной Европы. Недалеко от Иерусалима расположена деревня под названием Малха, жители которой происходят от грузинских крестьян, поселившихся в Эрец-Исраэль несколько сотен лет тому назад. Они уже забыли свой исконный язык и религию своих предков, однако по-прежнему помнят о своем европейском происхождении. Своими обычаями и своей одеждой они слегка отличаются от других феллахов, обитающих в окрестных деревнях. Их соседи также видят в них эмигрантов. Во времена египетского правления (1832-1840) Ибрагим-паша заселил некоторые места в Эрец-Исраэль египетскими феллахами: Бейт-Шеан, деревню Масар в районе Дженина, такие села, как Кубейба, Зарнука, Экрон и другие. В Нижней Галилее во второй половине девятнадцатого столетия появились деревни, населенные выходцами из Алжира. Иорданская долина населена жителями, имеющими частично бедуинское происхождение, равно как и Израэльская долина, в которой обитают преимущественно потомки арабов. Их пришлое происхождение дает о себе знать по сей день. Они до сих пор называют себя и именуются другими не иначе, как «хоранцы», дабы указать на тот факт, что прибыли они из Хорана, находящегося в Трансиордании. Их диалект также весьма напоминает разговорный язык жителей Хорана и бедуинов. Как уже говорилось выше, население Галилеи имеет чрезвычайно смешанный характер, и то название, которое некогда закрепилось за этой местностью, «Галиль ха-гоим» (местность, где обитают другие народы), соответствует ей и сегодня.

И все же, несмотря на присутствие многочисленных чужеродных элементов, подавляющее большинство феллахов в западной части Эрец-Исраэль обладают схожей внешностью, имеют единое происхождение и в их жилах, вне всяких сомнений, преобладает еврейская кровь – кровь тех еврейских крестьян, которые во времена жестоких преследований были вынуждены отречься от своей религии и от своего народа, дабы cохранить верность еврейское земле.






</div>
Tags: Бен-Гурион, Палестина, арабы, два государства, история, палестинцы, сионизм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author