mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Геть вiд Москви!

Оригинал взят у kiev_russky в

Начало: "Почему Запад богатый, а мы – нет?"


На самом деле итог всей нашей многолетней интеграции в «общеевропейский дом» оказался прямо противоположен декларируемым уже 23 года целям и обещаниям: пока весь остальной мир так или иначе продолжал и продолжает бежать вперед, пока на арену выходили новые лидеры, которые стали сначала быстро догонять нас по уровню жизни и экономики, а затем и стремительно обгонять (Китай, страны Юго-Восточной Азии и т. д.), в Украине строилась некая странная, если не сказать ущербная экономическая система. При которой мы не увидели появления даже одного мало-мальски крупного нового завода (кто-нибудь назовет таковой?), не то, что каких-то новых прорывных технологий и отраслей. Значит, система паразитировала на ресурсах и заделах, созданных прошлыми поколениями. И продолжает в том же духе, пока еще все не съедено (земля, ГТС, оборонка) или не отработало свой ресурс (изношенные советские заводы олигархов, а также неликвид государства в виде ЖКХ, социалки и т.д.).
Где же обещанное «Запад нам поможет»? Где инвестиции и высокие технологии? И когда, наконец, Украина вырвется вперед с последних строчек рейтингов уровня жизни в Европе и европейской части СНГ?

23 года нам «чешут» про какой-то не такой инвестиционный климат, какие-то там барьеры, которые надо поубирать, про коррупцию и т.п. Но почему экономика, где норма прибыли в десятки раз выше, чем в Европе, а зарплата уже ниже чем у китайцев, все так же непривлекательна? Какие барьеры, если с помощью той же коррупции в этой стане давно нет нерешаемых вопросов? Хочешь – тебе любое месторождение без тендера продавят, ГТС продадут, российские компоненты ядерного топлива на американские заменят на АЭС. Или не менее экологически рисковый сланцевый газ позволят добывать где захочешь. На самом деле серьезные западные корпорации благополучно пользуются коррупцией, умея свои вопросы решать хоть в Африке, хоть в Украине.
А пока взгляните на современный Китай. Это не просто страна, где благополучно продолжает править компартия, а на главной площади Тяньаньмэнь по-прежнему красуются портреты Мао, а также Маркса, Ленина и даже Сталина. Сочтя затею по «возвращению в семью демократии» крайне бредовой, КНР за те же двадцать лет совершила немыслимый модернизационный рывок, сумев привлечь только прямых иностранных инвестиций больше, чем все страны бывшего соцлагеря вместе взятые.
За 25 лет ВВП Китая увеличился в шесть раз и сейчас эта страна не просто вышла на первое место в мире по объемам промпроизводства, но в пересчете ВВП на душу населения ее показатель уже выше, чем в Украине.
И вот за последние два десятка лет пока бывшие соцстраны приобщаются к «демократическим ценностям», большинство западных корпораций, несмотря на как бы отсутствие в Китае демократии, перевели основные производства именно в эту страну.
Около 450 из 500 крупнейших корпораций мира давно там! Сборка почти 40% мобильных телефонов, компьютеров и цветных телевизоров под многими раскрученными западными или японскими брендами производится исключительно в Поднебесной.
Если кто сомневается, достаточно взглянуть на маркировку, например, вашего компьютера, телевизора или мобильного телефона – сплошной «Made in China». А если вы еще не пересели на китайский автомобиль, то не менее половины узлов и агрегатов вашей машины японского или европейского (как вы полагаете) производства уже наверняка родом из Китая.
О чем говорит опыт Китая? О том, что инвесторы, весь мировой финансовый капитал просто обожают новые быстрорастущие крупные рынки, функционирующие в единой валютной системе, общих законодательных правилах, и взамен готовы закрывать глаза на все. Потому что маржа на таких рынках стабильнее и выше в разы, чем в каких-то малых странах типа Украины. И с точки зрения логистики на большие расстояния, а также налоговых и валютных транзакций – там намного удобнее и рентабельней. Именно поэтому заводы по производству электроники инвесторы построили и будут строить по-прежнему в том же Китае, а не в Украине (к нам все это они будут привозить из Китая по низким таможенным ставкам, принятым Украиной перед ВТО и теперь перед ЕС). Поэтому, например, когда мировые автоконцерны решают строить свой завод в Восточной Европе, они делали и делают это в России, а не в Украине. Или в какой-нибудь Румынии (т.е. в ЕС), после чего теперь беспошлинно будут продавать продукт у нас.
Собственно, Таможенный союз и вслед за ним Евразийский союз, который заработает через полгода и куда Запад так боялся вступления Украины, может оказаться как раз таким новым консолидированным супер-субъектом мировой экономики, где Украина играла бы роль уже не обочины и периферии (как сейчас в отношении ЕС), а ядра вместе с Россией.
Еще пример. Украина, как известно, от Союза получила полный цикл производства транспортной и региональной пассажирской авиации, включая двигатели. Такой производственной базой располагают всего 8 стран. И по-прежнему только две компании в мире способны разработать и построить тяжелые транспортные и военно-транспортные самолеты: американская Lockheed Martin и наша «Антонов». Да, отечественные самолеты все еще летают в 80 странах. Но лишь единицы из них построены и пущены в последние 20 лет.
То есть, мы успешно «профукиваем» и этот уникальный потенциал. По какой причине? Да все по той же: «Геть вiд Москви».Любые попытки консолидировать мощности для возвращения на мировой рынок тут же вызывали приступы истерики в посольствах США и ЕС, а также у значительной части отечественного политикума, у многих особо экзальтированных граждан. Тем временем авиапром продолжал благополучно лежать.

В остальном же мире давно поняли, что уберечь сугубо национальное самолетостроение не по силам ни одной отдельно взятой стране. И сегодня даже лайнеры крупнейшего авиаконцерна Boeing строят по производственной кооперации вместе с США еще семь государств. А европейский Airbus — вообще 16 (основная доля, правда, на Германии, Франции, Италии и Испании).
Мировой авиапром в нынешних реалиях развивается исключительно в сторону нарастающей монополизации рынков, кооперации и консолидации производств. Если когда-то на советский авиапром приходилось более трети мирового выпуска самолетов, то теперь этот рынок нами утрачен. Львиная доля мирового рынка теперь принадлежит двум вышеупомянутым авиагигантам — Boeing (49% продаж) и Airbus Industries (43%). На авиапредприятия остальных стран приходится немногим более 8% производства.
А ведь у нас была вся аналогичная производственная база. Удивительно, но на фоне этого в Украине все еще ведутся досужие беседы о какой-то модернизации и инновации, тогда как собственная авиапромышленность, являющаяся самой что ни на есть инновационной, передовой и высокотехнологичной отраслью, безнадежно продолжает умирать. Лишь бы не с Москвой…

Как страны становятся богатыми?
Теперь самое пикантное. Действительно, как так получается, что 85% совокупного объема потребления мировых товаров, ресурсов, а также услуг приходится на одну шестую населения планеты — так называемый «золотой миллиард» (Запад и Япония), — тогда как пяти шестым достается все остальное? Как так выходит: 300 млн. американцев потребляют столько же нефти, сколько 2,8 млрд. человек, проживающих в других крупнейших государствах с тоже достаточно мощной экономикой, — Китае, Японии, Индии, России и Германии?
И почему так: одни страны очень богатые, другие не настолько, чтоб очень, а третьи – вообще безнадежно бедны, да еще и в долгах как в шелках?
Некоторые наши граждане, должно быть, думают, что у последних просто демократии недостаточно. Ага! Но взгляните на карту мира конца XVIII — начала XIX в.! К этому времени вы не отыщете ни клочка свободной территории, участка суши или моря, которые бы не находились в колониальной зависимости или под протекторатом нескольких великих держав.
То была эпоха колониальных захватов и империй, их суть – эксплуатация ресурсов и тяжелого (чаще дармового) физического труда народов зависимых территорий. Во имя прогресса и благоденствия, прежде всего, метрополий. Запад (или, если угодно, Север) еще каких-то 200-300 лет назад, захватив колонии во всем мире, только с того самого момента стремительно (технологически и экономически) вырывается вперед. В элитный клуб стран давно входила и Российская империя. Впрочем, то было государство несколько иного типа, чем та же Британская империя.

Англосаксонский мир никогда бы не стал тем, чем он есть сейчас, если бы ранее не существовало Британской империи — величайшей по масштабам и числу включенных народов за всю историю человечества. Огнем и мечом британцы несли «бремя белых», т.е. добывали новые колонии на всех континентах. Наиболее серьезными донорами для Лондона служила рабсила и ресурсы Британской Индии, а также Африки (рабство, просуществовавшее до второй половины XIX в., европейцы возобновили в эпоху Просвещения – как раз за счет этих самых территорий). Владычицей всех морей, центром торговли и новой эры зарождающегося капитализма Британия становилась лишь отбирая колонии у Франции, Испании, Голландии, Германии. Пожалуй, все европейские войны того времени были войнами за колонии.
После формального разрушения колониальных систем в 60-70-х годах XX в. мир в принципе никуда от них не ушел, переформатировав колониализм прямой административно-политический в торгово-финансовый и корпоративный. Матрица стала куда изощренней. А так все по-старому: всего несколько сотен транснациональных мегакомпаний (прежде всего американских, чуть меньше — европейских, а также японских) сегодня прямо или косвенно контролируют 50-80% всех стратегических видов продукции и рынков в мире — от добычи нефти и газа до производства сложной электроники, новых технологий и продовольствия.
Миллионы людей в разных странах мира трудятся на десятках и сотнях заводов и фабрик, которые могут принадлежать одной и той же корпорации. А та, в свою очередь, может оказаться дочкой банка или концерна из тех же США. Размеры зарубежного производства ведущих в мире американских транснациональных корпораций (ТНК) примерно в четыре раза превышают весь экспорт из США, а британских – более чем вдвое. Стоит ли объяснять, как обеспечивается стабильность системы при формально высоком торговом дефиците метрополий?
Почти три четверти всей промышленной продукции развитых стран производят всего 2 тыс. крупнейших корпораций мира, которые, по сути, и служат донорами их экономик. Эти ТНК контролируют почти две трети всей мировой торговли, лишь половина которой приходится на сделки между разными компаниями, а половина (т.е. треть общемировой торговли) представляет собой внутрифирменный оборот в пределах самих ТНК или аффилированных с ними структур.
Т.е. нынешний глобальный капитализм как и сто лет назад – это довольно-таки монополизированная система с небольшой группой компаний и их владельцами из стран, число которых можно сосчитать на пальцах обеих рук. Все остальное частности.

Таким образом, современная мировая экономика устроена весьма незамысловато. Если уж совсем упрощенно, это можно сравнить с большой пирамидой. На вершине которой – крупнейшие страны-потребители с самым высоким или достаточно неплохим уровнем жизни. Внизу – тягловые работяги и малоимущие, которые держат на себе всю конструкцию, много работают, причем в тяжелейших условиях (делая самую черновую работу), хотя при этом очень мало потребляют, так как являются как бы самыми низовыми работниками корпорации, принадлежащей не им. А значит, прибыль компании присваивает другой «дядя», условно хозяин или управляющий компании.
Мест на вершине пирамиды (высокий уровень жизни) крайне мало и потому туда не пускают лишних, тем более всех желающих. Согласитесь, все хотят, работая в чистом офисе, быть владельцами контрольного пакета или хотя бы управляющими менеджерами по вопросам бюджета всей компании, вместо того, чтобы работать посудомойкой или уборщицей в пабе на первом этаже. Пожалуй, за эти призовые места и ведутся все мировые конфликты, тут вся суть большой геополитики.
Так уж сложилось исторически, что какие-то страны сегодня обеспечивают свое место на вершине силой своего политического авторитета, добытого в прошлых войнах или поддерживаемого сегодня, например, авианосцами и военными базами по миру (США). Отдельные страны, например, по итогам глобальных катаклизмов или других обстоятельств сумели добиться статуса глобальных эмиссионных центров, которые печатают деньги и ценные бумаги для международной торговли или госрезервов во всем мире (США, ЕС, Япония, Великобритания). У кого-то очень сильны глобальные банки (США, Великобритания, Германия, Франция, Австрия, Швейцария, Япония), а у кого-то – уникальные активы и энергоресурсы на свой гигантской территории либо под корпоративным контролем по миру (США, Россия, Норвегия, Великобритания, Кувейт, ОАЭ).
Кто-то удерживает лидерские или монопольные позиции в уникальных технологиях, типа ВПК, ядерные реакторы, электроника, авиа- и ракетно-космическая техника, автопром, машиностроение, робототехника и т.д. (США, Германия, Россия, Япония, Китай). Какие-то страны, став сборочно-конвейерным цехами для мировой экономики, сумели осуществить гигантский промышленный скачек (Китай, а до того Германия и Япония), трансформировав это в мощный экономический потенциал, а затем и в геополитическое влияние. Наконец, некоторые (немногие) просто добились ощутимых успехов лишь по причине логистической близости (и с незначительной численностью своего населения) к сильнейшим игрокам, которые и создают или распределяют мировые богатства.
При этом в мире по-прежнему остаются две сильнейшие армии (Россия и США), чей потенциал кратно опережает все другие страны по ударной мощи. Они примерно пополам контролируют более 80% общемирового ядерного арсенала, при том, что у России считаются более эффективными средства доставки, а у США – концентрация флота и военных баз в разных точках планеты. Впрочем, каждая из сторон своим ядерным оружием способна нанести непоправимый ущерб не только друг другу, но и уничтожить заодно и все живое на планете.
Поэтому именно в России США усматривают угрозу своему глобальному доминированию, так как она в альянсе либо с Китаем (и в формате БРИКС), либо с Европой (либо и со всеми вместе) может, опираясь на свой уникальный военный потенциал, поломать весь сложившийся расклад в мире, главным бенефициаром которого являются США, или хотя бы его ощутимо модифицировать. Поэтому американцы перманентно и заняты упреждением подобных альтернативных альянсов, вставляя России неприятные шпильки то в пятку (Грузия-2008, Сирия сегодня), то прямо в подбрюшье (сегодняшняя Украина).
Что же касаемо чисто экономики, то сами Штаты уже давным-давно не страна с высоким промпроизводством (его доля там сейчас весьма невелика), сколько глобальный управляющий эмиссией главной международной валюты мира (отчего имеют сверхвысокую маржу для своей страны), концентрируя у себя и стремясь монополизировать лишь самые уникальные передовые технологии и ВПК, а также управление корпоративными активами – собственностью своих корпораций на заводы, газеты, пароходы по миру.
Так что, совсем ничего сверхъестественного в американской экономике нет. Пропагандируете полную свободу торговли, движения капиталов и инвестиций (а где нужно – добиваетесь этого силой). При этом желательно также заблаговременно убирать с дороги альтернативные или нелояльные конкурентные региональные или глобальные проекты. Угрозой своей силы или мощью авианосцев, которые периодически применяются, а также гражданскими войнами или госпереворотами и т.д. И начинаете инвестировать направо и налево свои свежеотпечатанные денежные единицы через свои же глобальные банки. Туземцы по миру получают работу и ваши ничем необеспеченные эмиссионные деньги, экономическое обеспечение которым они сами же затем и создадут. А вы – изымаете сверхдоходы, которые можете затем двигать куда вздумается.

Как бы там ни было, но прогресс и цивилизация всегда достигали высот, совершая выдающиеся скачки вперед исключительно за счет создания неких великих, как правило, наднациональных организаций, глобальных цивилизационных проектов (раньше их называли империями). Охватывающих огромные пространства и гигантское число участников. Это давало возможности если не господства и доминирования над другими в мире, то уж хотя бы гарантировало достойное место под солнцем, как и возможность не оказаться объектом эксплуатации со стороны более сильных игроков.

То, что сегодня называется государством Украина, большую часть своей истории являлось ядровым звеном одного общеизвестного проекта. Существует шанс вернуться в мировую историю на те же позиции. Есть и другой шанс – оказаться периферией и захолустьем чужого проекта, в создании которого мы никогда участия не принимали, да и на равных нас там никто и никогда не воспринимал (просто многократно доказано самой историей).
Так что, если бы Запад мог и хотел залить украинскую экономику инвестициями, подтянуть уровень ее экономики до какого-то более-менее среднего уровня, он бы уже давным-давно это сделал. Ничто не мешало. 23 года лишь доказывают, что он этого либо не может, либо не хочет. А скорее всего и то, и другое вместе взятое.
А значит, на наших с вами глазах будет снова самой жизнью развенчиваться самый популистский и нелепый миф нашего времени – что Запад будет и хочет тянуть Украину на себе и так, из доброты душевной возьмет да подвинется там, где и своим мест не хватает (не то, что каким-то новым геополитическим лузерам).
Это будет временем очищения от иллюзий, глупости и инфантильности нашего общества, которое третий десяток лет ходит по одному кругу, наступая на свои же грабли.
1-я часть статьи "Почему Запад богатый, а мы – нет?" (Начало)

Источник

Tags: Европа, Россия, США, Украина, будущее, геополитика, прогноз
Subscribe

  • Право Сирии. Михаил Ошеров.

    Право Сирии. Михаил Ошеров Уже 10 лет Сирия отражает комбинированную агрессию США, Израиля, Турции и стран Персидского залива. У каждой из…

  • Про учебники истории.

    В следуюшем поколении западных учебников истории будет написано про то, как Гитлер спас евреев единой Европы от злого Сталина ...

  • НА Украине. Википедия.

    НА Украине. Википедия. Добавить этот блог в друзья Твиттер: https://twitter.com/MikhailOsherov Фейсбук ВКонтакте Твиттер

Comments for this post were disabled by the author