mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Яценюк о Бандере. Интервью 2009 года.

Яценюк о Бандере. Интервью 2009 года




http://republic.com.ua/article/10201-old.html

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что касается, почему разозлил - там история была в том, что я почувствовал, что во время интервью он вдруг почувствовал себя комфортно, вдруг почувствовал, что он может отвечать наработанными фразами, штампами, которыми, видимо, отвечал. И когда я – это видно по тексту интервью, которое вывешено на нашем сайте, сказал - Что же вы возвеличиваете Бандеру, вы бы еще Гитлера возвеличили, - тут он закусил губу, у него образовался волчий оскал, полез зуб, такой клык – он сказал: "мы сами разберемся с нашими героями". Я говорю – для меня это не ответ. Зачем вы это сделали? Он говорит - я же вам сказал - через губу – мы сами разберемся с нашими героями. Точками. Потом операторы мне сказали, что было полное ощущение, что он сейчас встанет и уйдет.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Так и не дал ответа?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они дают те ответы, которые хотят. Мое дело, чтобы слушатели оценили реакцию на вопрос. Так что – да, это было специально сделано, чтобы небо с овчинку показалось. Оно и показалось.

http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/583282-echo/#element-text

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не могу с вами согласиться. Это правда, Женя, но я могу сказать вам про опросы, которые проводят в крупных городах, где население образованное, где у населения есть доступ к альтернативным источникам информации. И там тенденция плохая. Потому что когда героями Украины становятся… Бог с ним с Мазепой, такая историческая фигура, еще князь Владимир Ясное Солнышко окажется каким-нибудь ренегатом и негодяем, всё может быть. Но когда героями Украины становятся люди, которые в Великую Отечественную войну воевали против Советской армии, против Красной армии, это не поймет никто – ни дети, ни внуки. Это Украина, это нынешняя Украина. Это так.

А. ЯЦЕНЮК: Знаете, что я хочу предложить? История, она очень важна. Действительно, история – это тот фундамент, на котором строится настоящее. Меня сегодня беспокоит не только история. Меня сегодня намного больше беспокоит будущее. Будущее наших двух стран. Будущее, в первую очередь, Украины. Будущее каждого отдельно взятого человека. И это принципиальная разница. Я не хочу ни с кем сводить никакие склоки, разговоры. Это все прошлое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет-нет, это не прошлое.

А. ЯЦЕНЮК: Это прошлое. Именно на этом прошлом строят всю политику. Потому что нечего сказать о будущем, нечего сделать в будущем. А это намного сложнее. Легче барахтаться в этом болоте определенном. И там, в этом болоте обязательно кто-то выиграет. Там легче, там проще. А я предлагаю намного сложнее подход: как дальше жить будем, с чем дальше будем жить, и что история напишет через сто лет.

Е. КИСЕЛЕВ: Ваша позиция – оставить историю историкам?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это невозможно.

А. ЯЦЕНЮК: Так не бывает. Конечно, это хорошая позиция, чтобы уйти от ответственности и сказать – давайте передадим это историкам. Моя позиция следующая. Пускай общество в открытом порядке это дискутирует. Пускай встречаются, пускай ездят друг к другу. Пускай приглашают историков, политиков.

Е. КИСЕЛЕВ: Посмотрите на Европу. Ни в одной стране Европы… Скажем, в Англии нельзя представить себе ситуацию, когда общество разделено: ты за Карла или за Кромвеля, ты за Директорию или за якобинцев.

А. ЯЦЕНЮК: Однако давайте вспомним отношения между Британской империей и Францией. Давайте вспомним отношения между Францией и Германией. Ведь там на бытовом уровне идут те же разговоры. Но знаете, в чем принципиальная разница? На бытовом есть, но на внешнеполитическом нет. На внешнеполитическом все обнимаются и целуются. Так вот я вам гарантирую: мы точно будем обниматься и целоваться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На 300-летии Полтавской битвы кто с кем будет обниматься и целоваться на поле? Скажите мне, кто будет из Европы, кто будет из России, кто будет целоваться?

А. ЯЦЕНЮК: Я не занимаюсь 300-летием Полтавской битвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сконструируем. Посмотрите, Медведев, шведский король, Ющенко… Один держит парсунку с Мазепой, другой – с Петром I, а этот – с Карлом XII. Красота неземная.

А. ЯЦЕНЮК: Как-то они там помирятся, я думаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я думаю, нет.

А. ЯЦЕНЮК: Не помирятся, значит, так и будет.

Е. КИСЕЛЕВ: У шведов очень интересное отношение к Полтавской битве. Они считают, что Полтавская битва – это поворотный, очень позитивный пункт в их истории. Полтавская битва избавила Швецию от имперских амбиций и заставила шведов и шведское государство сосредоточиться на себе самих, заняться самоусовершенствованием, строительством нормальной жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому шведы едут, а россияне нет.

А. ЯЦЕНЮК: Любой исторический факт можно повернуть по-разному.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

Е. КИСЕЛЕВ: Это мне рассказывали шведы, это мне рассказывал, например Свен Хирдман, человек, который был, по-моему, 10 лет послом Швеции в Москве, замечательный, умнейшей человек. Это не я придумал, это он мне рассказывал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы были вторым человеком в государстве, еще, наверное, ваша карьера только начинается. Вы были министром иностранных дел, вы были министром экономики, вы были председателем Верховной Рады. Впереди длинная жизнь, длинная политическая жизнь. Все-таки Мазепа и Бандера – это разные герои, это разные периоды истории. Это истории, когда наши деды воевали. Ваши деды на Украине и наши деды в России, тогда в Советском Союзе, в массе своей воевали на одной стороне. И естественно, внуки помнят, еще живые есть. Как из этого выходить? Как выходить из истории с Бандерой? Потому что для России, может быть, это важнее, чем для Украины. Потому что это воспринимается – «ну, совсем обалдели». Значит, следующее – найдут украинское корни у Гитлера. Вот так воспринимается.

А. ЯЦЕНЮК: Я бы, мягко говоря, не был столь радикальным.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А не надо мягко.

А. ЯЦЕНЮК: Тем более упоминая Гитлера. Я думаю, что мы внутри страны самостоятельно разберемся со своими героями.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но тогда и реакцию вы будете разную получать.

А. ЯЦЕНЮК: Мы самостоятельно разберемся со своей историей и со своими героями.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А новый президент не начнет новую историю?

А. ЯЦЕНЮК: Я против того, чтобы в стране была версия истории. У нас приходит политик или приходит политическая сила – и начинает формировать версию истории. История, она или правильная, или неправильная, по-другому не бывает.
Tags: Украина, бандеровцы, идеология, фашизм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author