mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Categories:

Индекс демократии… которая не нужна?

Индекс демократии… которая не нужна?


Ольга Бирман

http://relevantinfo.co.il/?p=4568

На прошлой неделе, когда израильский Институт демократии опубликовал свой очередной индекс,

( http://www.idi.org.il/media/2720078/Democracy%20Index%202013.pdf

(иврит)

http://en.idi.org.il/media/2720081/Democracy%20Index%20English%202013.pdf

(англ,) - М.О.)

моей первой инстинктивной журналистской реакцией было: срочно перевести и опубликовать. Ну, а как же иначе? Ведь не каждый день нам доводится пощупать и измерить такое трудноуловимое и основополагающее понятие как демократия. Ведь именно так я поступала вот уже много лет, работая в разных СМИ и на разных должностях: если моя функция на тот момент это позволяла – непременно публиковала данные свежего индекса. А тут, не то чтобы рука не поднялась, а затормозила просто эта самая рука над клавиатурой, не захотелось ей, ну вот не захотелось и все. И тогда я задумалась.

Сначала о том, а кому собственно сегодня в Израиле это так уж интересно. Потом — о том, кто и как, каким сантиметром или термометром это меряет. Дальше хуже: а что это собственно за зверь такой – демократия? Что мы все о ней знаем, кроме того, что придумали это в Греции, что демократия – это по определению хорошо, и что Гитлер пришел к власти демократическим путем? В общем, о таких совершенно не новостных и не журналистских вопросах, на которые нет никакого шанса найти однозначный ответ вообще, тем более в рамках какой-то дежурной статьи. Смешно же в самом деле.

Через неделю, когда я уже окончательно решила не касаться никаким боком этой неблагодарной темы, в случайном разговоре с одним умным человеком не выдержала и задала ему несколько вопросов. Просто потому что, во-первых, он сам какое-то время назад лично участвовал в измерениях, во-вторых – умный (по крайней мере, по моему субъективному мнению), ну и, в-третьих – раз уж все равно говорим. Я не собиралась писать, а он -давать интервью. Но разговаривать было хорошо, я бы даже сказала – полезно.


Зовут умного человека — Михаил Филиппов, и выглядел разговор примерно так:

- Я тут пока размышляла, заглянула в несколько словарей — обнаружила много интересного. Оказывается, демократия бывает разной, в том числе даже военной и христианской. А незабвенный БСЭ вообще говорит про диктатуру пролетариата, что «она, осуществляя самую широкую демократию для трудящихся, использует силу, когда это необходимо…»

Скажите, пожалуйста, как здесь можно что-то измерить и посчитать, как определить, что одно общество демократичней другого и насколько? Честно скажу, я немного знаю о Республике Кабо-Верде и Республике Ботсвана, кроме того, что обе они находятся где-то в Африке. Зато теперь я знаю, что индекс демократии там выше, чем у нас, а если точнее, то в этом списке (по данным на 2011 год) Израиль находиться на 36 месте, ровно между Чили и Китаем.

- Ну да, БСЭ – это действительно замечательный источник определения понятия демократия. Я веду университетский курс об истории политических систем, так на уроках о демократии порой стесняюсь своего русского акцента. Зато на уроках о диктатурах это самый акцент звучит на удивление органично.

А если серьезно, то у демократии, как строя, хватает метких определений. В принципе, это строй, позволяющий гражданам государства принимать решения сообща, учитывая наибольшее количество мнений. Не «власть большинства», а именно эффективное совместное принятие решений. Но для того, чтобы это работало, есть немало обязательных условий: свободные выборы, гибкость политического устройства, обязательная кусачая и копающая пресса, активное гражданское общество, политически образованные граждане. Желательно – экономическое благосостояние, отделение религии от государства и многое другое.

И, кстати, Гитлер не пришел к власти демократическим путем — большинство проголосовало за него уже тогда, когда Веймарская демократия была им ликвидирована.

- Ну, ладно, допустим, что можно остановиться на таком упрощенном определении, как «эффективное совместное принятие решений». И все-таки - что с термометрами?

- Конечно, замерить уровень демократии в стране и сравнить ее с остальным миром сложно: разные демократические режимы функционируют в разных культурных и социальных контекстах. Но именно сравнение с другими помогает провести анализ. Понять, что в системе работает, а что — нет.

Оценка обычно происходит на двух уровнях, по определенным постоянным и общепринятым критериям. Первый уровень: оценка функционирования государственных институтов – например, кризис крупных партий, количество законопроектов «однодневок»и т.д. На втором уровне анализируется отношение граждан к демократическим ценностям. К примеру, верим в свободу слова? Да, отвечают. Молодцы, прям, как в Швеции и Дании. А критиковать Израиль можно? Смотря кому, говорят, смотря когда… Гражданские права для всех? Конечно для всех, кроме тех, с чьим мнение мы не согласны. Повлиять на происходящее вокруг можем, но не на наше правительство…

Кроме того, в Институте демократии мы постоянно пытались оценить уровень гражданской солидарности, оптимизма, веры в перспективы. Несколько лет назад мы призывали бить в колокола, когда получали данные о стремительно растущем желании светской израильской молодежи (русскоязычной и не только) покинуть Израиль. Видели бы вы, с каким презрением от нас отмахивались политики и их окружение, в особенности русскоязычное — совковой закалки. Именно этот момент в Индексе Демократии раздражал их больше всего: данные просто не сочетались с пропагандой, основанной на выдуманных ими цифрах и фактах.

Приводимые сегодня в СМИ минимальные масштабы отъезда (15-20 тысяч за последний год) ни о чем не говорят. Сказать много это или мало – можно, лишь принимая в расчет количество уже уехавших. И понимая, какая именно прослойка населения уезжает, а какая остается. Проще говоря, если сегодня из Израиля уедет вся перспективная молодежь, завтрашняя статистика будет изумительной. Ноль отъезжающих. Все рады?

Постоянный объективный анализ ситуации крайне важен. Потому как неэффективные институты власти, помноженные на неустойчивую демократическую культуру, ослабляют страну, затрудняют принятие решение, обостряют конфликты, создают тупиковые ситуации в политике, общественной жизни и экономике. Страна, претендующая на место в «первом» мире, обязана почаще смотреться в зеркало. Можно сравнить это с необходимость посещать врача, который поставит диагноз. А уж потом, узнав диагноз, сильное демократическое общество обычно само выбирает вариант лечения. Например, спланировать бюджет. Выйти из кризиса можно по-разному. И выбор должен быть за гражданами – это «совместное принятие решений».

- Но невозможно же все решения принимать совместно, это просто нереально. Мы ведь именно для этого раз в несколько лет, в ходе одного большого «совместного решения», выбираем себе полномочных представителей – разве нет?

- Да, но страна под их руководством катится вниз. Демократия – это еще не гарантия успеха. Чтобы система работала, необходимы политики, под руководством которых страна будет развиваться. В нашем случае таких крайне мало. В большинстве серьезных международных рейтингов (экономических, общественных, политических) Израиль прочно занимает место в третьем десятке.

Казалось бы стран много, место приличное… Так наши политики и рассуждают. На самом деле третий десяток — это как раз между первым миром и третьим. По уровню жизни, уровню школьного образования, уровню инфраструктур….

Я думаю, что страна, находящаяся на Ближнем Востоке, способна существовать либо в первом мире, либо в третьем. Второй мир – это временное явление, промежуточный этап. Можно быть либо привлекательным для жизни развитым государством, умеющим себя защитить. Либо превратиться в бедную военную крепость, где живут те, кого удерживает тут идеология, пропаганда, религия или безысходность. Те, кто уезжают сегодня из Израиля, своим отъездом толкают страну в третий мир… Но виноваты не они, а те кто создают тут столь тяжелые для жизни условия. Те, кто не умеют (или не хотят) вернуть страну в первый мир.

- То есть вы хотите сказать, что сегодня у нас «средняя температура по палате» зашкаливает?

- Сегодняшний кризис демократии для меня это, прежде всего, кризис политического руководства и растущее в обществе чувство отчаяния. Абсолютная неспособность политиков решать накопившиеся проблемы – поражает. Лидеры, готовые брать на себя ответственность, ставить интересы страны выше своих амбиций и бахвальства, остались где-то в далеком прошлом.

Нынешний уровень «избранников народа» крайне низок. Это можно сказать, как о правом, так и о левом лагере. Коалиция и оппозиция совершенно не способны решать проблемы. Почти нет успехов у правых, почти нет конструктивных альтернатив у левых. Так и живем.

Скачут на своих Дульсинеях (кто не читал, так почитайте), как фиговым листом прикрываясь саморекламой. Популисты и демагоги, большинство из которых попадает в парламент благодаря подрядчикам на внутрипартийных выборах или по указанию партийного босса. Они наверняка кого-то представляют, но вряд ли в конец запутавшихся израильских избирателей, готовых от безысходности съесть любой «атид».

При нашем главном экономисте Биньямине Нетаниягу построена крайне вредная экономическая модель — некий пассивный социал-капитализм с нечеловеческим лицом, сочетающий недостатки капитализма и социализма. Государство отступает по всем фронтам, перестает брать на себя ответственность за происходящее. «Это не мы, это силы свободного рынка,» – всегдашняя удобнейшая отговорка коррумпированных политиков, не способных и не желающих планировать, строить и развивать.

Один израильский экономист, из тех немногих, кто приближен к нашему премьеру, однажды в неформальной обстановке сказал мне по поводу железной дороги в Галилее: однозначно не нужно. Оказывается, «железная дорога штука дорогая, мгновенной прибыли не принесет, а значит и не нужна стране.» Такой вот недальновидный капитализм, который создает у нас демографический дисбаланс, искусственно поощряет дороговизну жилья в центре и увековечивает неразвитость периферии. Что нерентабельно – не нужно! Совершенно не ясно, зачем тогда нужны больницы, дома престарелых…

Жить становится все тяжелее, а нам суют в лицо Грецию (ну и Иран, по другому поводу) и ждут, что молодежь, мечтающая о собственной квартире, распакует чемоданы. Обязательно распакует. В собственном доме — в Канаде или Австралии.

Сегодня, наша страна не способна проложить 20 километров рельс на севере и метро в центре. Образованный средний класс еле сводит концы с концами, опустошая накопления родителей. При этом, наша экономика процветает, говорит премьер и его окружение. Почему тогда я этого не чувствую?

Наша страна похожа на частную компанию, которая пользуется тем, что большая часть работников отлично трудится и приносит компании прибыль. Эти работники компанию любят, они в ней, можно сказать, выросли. На них руководство решает сэкономить – на зарплате, условиях труда, социальных условиях. А на сэкономленные деньги, повышается оклад плохо работающего меньшинства и самого руководства. Затем увеличивает втрое количество охранников. Потом расширяется штат издателей местной стенгазеты, которая работает над укреплением духа компании. Покупается много красивых флажков, прославляющих успех фирмы и её особый «дух». Когда же хорошие работники начинают увольняться и переходить в другие компании, директора решают делать вид, что ничего не происходит… Дух крепнет, все довольны! Пробуют привлечь новых работников. Не зарплатой и условиями, а духом… Не идет.

Нетрудно представить дальнейшую судьбу такой руководящей модели. Главное — условия для оставшихся, становятся все невыносимей.

Сегодня наши политики, экономящие на социальных услугах, раздают миллионы и миллиарды доморощенным вымогателям. Создают невиданные доселе дыры в бюджете. Например, строят дороги и микрорайоны для будущего Палестинского государства за зеленой чертой. За наш с вами счет, ребята…. И оставьте сейчас левых, правых…. Те же правые политики всем нам открыто и честно заявляют, что с территорий мы когда-то уйдем. И будет тут два государства. А потом берут наши деньги и — бац — новое поселение посреди ничего. Цветет и пахнет. Уйдем — так разрушим, нам не привыкать? Идеология превыше всего? Превыше интересов граждан и страны?

Потрясающая «капиталистическая» теория о том, что мы обязаны кормить монополии субсидиями, чтобы они из страны не убежали. «Тева» убежит в Китай? Супермаркеты-Шуперсали переедут в Германию? «Тнува» завалит Голландию своими изысканными сырами? Скорее раньше из страны уедут те, кто эту самую «Теву» субсидируют своими непомерно высокими налогами. Уедут от несправедливости и абсурда, от обиды на тех, кто взял у них так много денег и не вернул приемлемым уровнем жизни.

Когда я слышу, как обкрадывающие нас работники Электрической Компании угрожают опустить рубильник, с надеждой смотрю на нашего лидера. Капиталиста до мозга костей, грозу профсоюзов! Неужели не справится? А с работниками портов? Тоже нет? А с бюрократией, не позволяющей строить нам дома? Разросшимся армейским аппаратом? И там прокол? «Биби – сильный лидер, понимающий в экономике» — пожалуй, самый успешный, но и самый вредоносный пиар-миф последних десятилетий.

А пока что, очень больно провожать друзей. Моя армейская часть развалилась. Большинство «делает милуим» где-то между Торонто и Ванкувером. И главная причина в одном — люди хотят большего! Хотят жить в первом мире, не в третьем. И они могли бы, не будь у нас кризиса власти, ренессанса квасного патриотизма и дешевой пропаганды…

- Но ведь не за демократией же они поехали! Тем, кому на самом деле тяжело,– не до жиру. У меня вообще складывается ощущение, что понятие демократия в последнее время стало ругательством, клеймом для всех недостаточно лояльных граждан. Когда это случилось, когда демократы превратились во «врагов народа»?

- Не согласен. В общем и целом, у демократии в Израиле имидж по-прежнему положительный — и среди правых, и среди левых. Конечно, существует и тенденция отказа от демократических ценностей. Обилие проблем и отсутствие ясной перспективы во все времена подталкивало массы к поиску простых решений. Наличие единственной правды делает из критиков и сомневающихся – предателей и врагов.

В политике это приводит к тому, что на место демократов приходят популисты, подменяющие понятие демократия простым правом большинства диктовать условия. Это особенно удобно при отсутствии конституции. Но и недальновидно — эти же политики в будущем могут попасть в свой же капкан. К примеру, религиозный политик громко кричит о большинстве, которое хочет прижучить арабов? Говорит про БАГАЦ, который связал большинству руки? Ну, так большинство в Израиле поддерживает отделение религии от государства, светские браки и снижение зарплаты этого самого политика… Прислушаемся к большинству или все же пойдем искать продуктивный компромисс? Для всех.

- Сакраментальный вопрос: что делать? Демократию можно «насадить» демократическим путем?

- Насадить демократию невозможно. Развитие демократической культуры — это многолетний процесс. Сегодняшний Израиль по множеству объективных причин не может быть «питомником демократической культуры». Социальные конфликты, идеология, войны, религия, эмигранты из недемократических стран - все это не способствует.

Вместе с тем, такие факторы, как свободная пресса, гражданское общество, система образования – служат генераторами демократической культуры. Будет у нас много хороших журналистов и по-настоящему качественных СМИ – будет развиваться демократия. Будет хорошее образование, растящее думающих открытых людей - оно обязательно усилит демократию.

Крайне необходимо реформировать институты власти. Будут эффективные институты — будет вера в них, будет и уважение к демократии. Тот же Институт Демократии предложил достаточно много конструктивных реформ. Из самых простых – повышение электорального барьера (усиление больших партий, поощрение партийных союзов). Из более сложных – изменение избирательной системы. Чтобы депутаты не попадали в кнессет по указке партийного лидера или при помощи подрядчиков голосов, институт предлагает «открыть» бюллетень на всеобщих выборах, позволить голосующим за партию, голосовать за конкретных депутатов. Капля в море? Возможно, но с чего-то нужно начинать.

Ну и главное. То что происходило на улицах Тель-Авива позапрошлым летом дало надежду. Я не говорю сейчас о конкретных демонстрантах, я о том, как изменился общественный дискурс. В прессе, на улицах… Есть ощущение, что трезвомыслящий Израиль проснулся, встряхнулся, посмотрел вокруг себя и стал задавать вопросы. Куда идут налоги? Почему не строят? А где строят? Почему дорого? Почему уезжают? Уверен, что не все «проснувшиеся» решают проблему сбором чемоданов. Есть и те, кто ищут, как изменить ситуацию здесь. Как изменить приоритеты.

Эта встряска дает надежду. Надежду, на то, что Израиль еще успеет сменить курс, понять, что современное, демократическое, развитое государство строится не на страницах рекламных политических брошюр. Порой за него нужно бороться. Нам с вами.

Вот такой примерно получился разговор. А выводов и заключений я делать не буду: демократия в одной отдельно взятой статье.



Tags: Израиль, будущее, ерида, молодежь, прогноз, русскоязычные, статистика
Subscribe

  • Кого везли в "пломбированном вагоне".

    Кого везли в "пломбированном вагоне". 9 апреля 1917 года большевики во главе с Лениным, покинули Цюрих и отправились в Россию. Их сопровождали двое…

  • Право Сирии. Михаил Ошеров.

    Право Сирии. Михаил Ошеров Уже 10 лет Сирия отражает комбинированную агрессию США, Израиля, Турции и стран Персидского залива. У каждой из…

  • Немного об израильском образовании.

    Немного об израильском образовании. "В Израиле, если к местному ужасному очень позднему и очень плохому образованию (извините, но…

Comments for this post were disabled by the author