mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Categories:

Евреи и израильтяне. Воспоминания главного раввина Румынии.

Евреи и израильтяне. Воспоминания главного раввина Румынии.



Мозес Розен


Лидеры мирового еврейства вели политику организации демонстраций против Советского Союза. С какой целью? Чтобы евреи из Одессы переехали в Филадельфию? Чтобы оправдать утверждения коммунистов-антисионистов? Эта политика ни в коей мере не соответствовала еврейскому национальному идеалу.

Какая часть из покидающих Россию евреев оказывается в Израиле? Раньше говорили, что пятнадцать-двадцать процентов, сейчас – менее десяти. Политика противостояния Запада Востоку подрывает очень относительное благополучие миллионов евреев, остающихся в СССР. Чтобы получить еврейскую алию из Советского Союза в Израиль, нужно сначала убедиться, что там, в этой огромной стране, существуют "реальные" евреи. Но ничего не сделано и не делается для того, чтобы организовать для живущих там еврейскую религиозную и культурную жизнь. Физическая опасность советским евреям сейчас не угрожает, но духовная – огромна. Иными словами, в опасности находятся не евреи, а иудаизм. Таким образом, проблемы советского еврейства не существует. Мне, в конце концов, безразлично, где живет еврей – в Одессе или Филадельфии: главное – остается ли он евреем.

Сегодня влияние всего мирового еврейства сосредоточилось на одном-единственном лозунге: "Let My People Go" ("Отпусти народ Мой"). Этот лозунг, по моему мнению, стал антисионистским.

Попробую объяснить свой парадокс.

"Отпусти народ Мой" – слова из ТАНАХа, из Книги Исход. Моисей обращается к фараону: "Так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне праздник в пустыне". Обратим внимание на то, что даже в условиях жесточайшего угнетения евреев со стороны египтян Моисей не требует, чтобы их освободили без всякого объяснения. Речь идет не о праве евреев бежать из Египта, а о том, что евреи должны исполнить свой долг перед Господом. Так была сформулирована цель Исхода.

Сегодня сионисты отбросили "лишние", на их взгляд, слова Моисея. Они пренебрегают подлинным смыслом его фразы и говорят не от имени движения за национальное освобождение, а едва ли не от какого-нибудь бюро путешествий.

Нужно ли после этого удивляться, что врач или инженер, покинув Советский Союз, выбирает Соединенные Штаты, а не Израиль? Ведь у него нет даже самых элементарных представлений об иудаизме. Он воспитан как атеист и антисионист, и максимум еврейской свободы заключен для него в укороченном лозунге "Отпусти народ Мой". Может быть, следовало сформулировать это хотя бы вот как: "Отпусти народ Мой строить сионистское государство"? После гибели миллионов евреев в пламени Катастрофы мы не вправе отворачиваться от других миллионов евреев только потому, что они не хотят немедленно покинуть СССР. С другой стороны, мы должны поддерживать не эмиграцию вообще, а исключительно репатриацию советских евреев в Израиль.

В самом деле, кто эти немногие советские евреи, живущие в Израиле? Или, иначе, кто такие отказники? Это, как правило, интеллигенты – инженеры, врачи, артисты, ученые. В этом качестве они нужны Советскому Союзу больше, чем Израилю. Луи Пинкус сказал мне как-то в 1972 году: "Я рад, что большинство русских инженеров едет не к нам, а в другие страны. Я бы не знал, что с ними делать, если бы они здесь появились". Действительно, русские инженеры в большинстве своем перебирались в Соединенные Штаты, где могли повысить свой жизненный уровень. О еврейском воспитании, еврейском образе жизни они не имели ни малейшего представления, и было бы просто глупостью с их стороны выбрать суровый Израиль вместо комфортной Америки.

Есть в Советском Союзе другая категория евреев – рабочие, ремесленники, скромный трудовой люд, не играющий значительной роли в советской экономике. Соединенным Штатам они не нужны, и успех их там не ждет, зато Израиль в них крайне нуждается. Я утверждаю это, основываясь на своем многолетнем опыте организации алии из Румынии. Независимо от общей политической ситуации власти неизменно притормаживали выезд специалистов, но были, в сущности, рады избавиться от сотен тысяч простых евреев, рабочие места которых могли быть с легкостью замещены румынами. И именно этих евреев охотно принимал Израиль.

***

Весной 1986 года прошла конференция ВЕКа в Иерусалиме, перешедшая затем в симпозиум, главной темой которого стало положение евреев в СССР. Противоположные точки зрения на этот вопрос были представлены Арье Дульцином, тогда председателем Всемирной сионистской организации, и мною. Дискуссию вел Марк Пальмер, сотрудник госдепартамента США. Дульцин яростно спорил со мной, утверждая: "У нас может быть только один лозунг: репатриация всех евреев из Советского Союза!" Я возражал: "В СССР два с половиной миллиона евреев. Предположим, что Горбачев согласится осуществить вашу мечту и позволит 50 тысячам евреев ежегодно покидать страну. Предположим даже, что исполнится самая заветная ваша мечта и все они прибудут в Израиль. Даже при таком раскладе вам понадобится пятьдесят лет, чтобы принять всех евреев СССР. Что же будет с теми евреями, которые уедут оттуда последними? Какая судьба их ждет? Ассимиляция! Национальное исчезновение!"

***

Когда я впервые встретился с Голдой Меир, я знал, что моя политика do ut des ("давай, чтобы тебе давали") не пользовалась популярностью в определенных израильских кругах. Они придерживались другой позиции, на мой взгляд очень циничной: "Чем хуже, тем лучше". Иными словами: если в диаспоре условия ухудшатся, евреи охотнее поедут в Израиль, а это выгодно еврейскому государству. Я считал эту формулу не только циничной и аморальной, но и не соответствующей реальности. Сама мысль, что еврейские лидеры могут приветствовать ухудшение положения своих братьев и сестре в диаспоре, наполняла меня отвращением и ужасом. К тому же, если не поощряется еврейская жизнь, то еврей едет не в Тель-Авив, а в Филадельфию.

Конфликт между мной и этими кругами в Израиле становился все более жестким и достиг апогея именно в тот период, когда мне удалось учредить в Румынии курсы талмудторы с тысячами учеников – чудесная победа, если учесть общую ситуацию в коммунистических странах. Таким же чудом я считаю то, что румынское правительство открыло ворота для репатриации в Израиль, опять же в поразительном контрасте с позицией властей в других странах коммунистического блока. Я имел возможность привести в синагогу тысячи молодых евреев. Наши собрания по средам стали столь популярны, что зал не вмещал сотни желающих попасть туда, и они толпились на улице, сохраняя к изумлению постовых полицейских, строгий порядок.

В 1972 году, обсуждая все эти проблемы с Голдой Меир, я изложил ей свою точку зрения. В отличие от тех, кто видел в утверждении Государства Израиль конечную цель, я заявил, что Израиль – это только средство укрепления и сплочения евреев во всем мире. Голда вспыхнула и уставилась на меня в упор с таким бешенством, что мне даже стало не по себе. Однако я твердо повторил:

По моему мнению, самое важное – это еврейский народ, а самое важное средство для его твердого существования на земле – Государство Израиль.

Определенные круги в Израиле эту точку зрения принять не могли. Для них ни курсы талмудторы, ни вообще еврейская жизнь в диаспоре никакого значения не имеют. Положение евреев в Румынии значительно улучшилось, и именно это их не устраивало, поскольку формула "чем хуже, тем лучше" здесь не срабатывала. Когда Гершон Якобсон опубликовал в Нью-Йорке, в "Allgemeine Journal", большую статью с описанием моих успехов, к нему буквально на следующий день заявился официальный представитель Израиля и с недовольной миной стал выяснять, почему статья написана в столь доброжелательном тоне. Якобсон ответил, что собственными глазами видел выдающиеся достижения румынских евреев, осуществленные благодаря моей политике. На что его гость прямо сказал, что "все это ни к чему". В конце концов я помирился с Голдой и думаю, что она поняла и оценила мою политику, но я чувствовал, что "антирозеновские" силы в Израиле сильнее ее.

***

При том что тон и формулировки Гомулки совершенно неприемлемы, я считаю, что в принципе он прав. В сущности, он сказал польским евреям: "Вы должны определиться и решить, кто вы: евреи или поляки". Не думаю, что Гомулка, женатый на еврейке, был принципиальным антисемитом. Парадоксальным образом он оказал сионизму большую услугу, чем это могла бы сделать какая-нибудь мощная сионистская организация. Например, Давид Сефард, автор позорной статьи "Убийцы в белых халатах", опубликованной в Варшаве во время так называемого московского "дела врачей", теперь благодаря Гомулке живет в Швеции. Помню еврея-министра Романа Замбровского, который учил поляков, как можно больно унизить и оскорбить еврея, чтобы он стал настоящим коммунистом и польским патриотом. Это они, польские евреи-коммунисты, громче всех кричали, что те, кто уезжает в Израиль, предатели и враги народа. Но мы не мстительны и только с горькой усмешкой наблюдаем, как эти воистину враги и изменники своего народа и его молодой страны в итоге оказываются в Израиле и неплохо устраиваются здесь, и даже учат нас сионизму.
Tags: Голда Меир, Израиль, Румыния, СССР, алия, евреи, израильтяне, история, иудаизм, сионизм, эмиграция
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author