mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Исповедь участника Майдана Таксим.

Исповедь участника Майдана Таксим.



http://www.avanturist.org/forum/topic/2161/message/1831006#msg1831006

У нас нет лидера.
А он нам нужен.
Мехмета Али Алабору не хотят из-за рекламы банка, в которой он сыграл.
Зюльфю Ливанели – из-за того, что был депутатом от CHP.
Сырры Сюррейя Ондер - из-за близости к Оджалану.



Что происходит в Гези парке?

Здравствуйте, я опять здесь для того, чтобы написать о парке Гези.
На этот раз я не напишу ничего хорошего. К сожалению.
Я расскажу о просчётах относительно парка, насколько у меня повернётся язык говорить об этом.
То, что мы делаем в парке, это уже не «акция». Скорее, это теперь называется «оккупация». 10 день завершился. 10 нескончаемых дней. Амы ничего не смогли сделать. Какое там добиться, мы не смогли даже ничего потребовать. Смотрите, это очень важный момент: наши требования ещё даже не определены. И, к сожалению, протесты пошли на спад.

Как я и раньше говорил, я описываю то, что вижу сам, как человек, который практически постоянно находится в парке. Я сказал, что протесты пошли на спад. Сейчас я объясню, почему я так считаю. Во-первых, нам надоело. Мы уже устали. Каждое утро Гези просыпался под звуки марша «Gündoğdu Marşı», но сегодня его уже не пели. Даже если и пели, то совсем слабенько. Нас утомляет неопределённость. Уже утомила. А без вмешательств полиции мы совсем опустили руки.

Мы зачем пришли в этот парк: чтобы оккупировать его или же чтобы отдать его народу? Повсюду расставлены палатки. Из-за этого в парке яблоку негде упасть, прогуляться негде. В парке даже пяточка никакого нормального не осталось. Ладно, я ещё могу кое-как понять палатки протестантов, но палатки политических партий, союзов, ассоциаций… Они даже провели туда свет. Они везде. Партия социал-демократов, партия свободы и солидарности, коммунистическая партия, партия равенства и демократии, троцкисты и многие-многие другие… Друзья, это же вроде как не было политическим движением? Вы оккупировали парк, вы со своими палатками занялись агитацией, даже присесть негде. Я что, прихожу туда, чтобы получить ваш раздаточный материал? Послушать вашу пропаганду? Друзья, это нечто, вчера в 4 утра ко мне пришли с бумажкой представители партии свободы и солидарности, мол, Тайип поступает так, АКП сяк, будем сопротивляться. Бля, 4 утра, мы еле нашли, куда задницу пристроить, не говоря уже о поспать. Если бы я всего этого и так не знал, какого хрена я бы делал в том парке в такое время? Но всеми забытые, устаревшие или никому неизвестные все «левые» партии страны тупо пиарятся, парк превратился в жуткую дыру.
Я только что сделал ударение на «левости», сейчас я объясню, почему.
Раньше же как было – «представители всех слоёв населения». Ну, как бы да, но теперь всё изменилось.
«Представители всех слоёв населения» – были. Теперь нет.

Потому что в парке присутствуют гады, которые развернули плакаты с Оджаланом, и их совершенно не две калеки. Любой, прогуливающийся там вечером, увидит морду этой сволочи как минимум раз 5. Мы попадаем в западню Партии мира и справедливости. Друзья Тайипа по мирному урегулированию приходят туда только за тем, чтобы помочь своему товарищу, никакого другого объяснения этому нет. Вчера ночью они раскрыли дофигища плакатов с надписью «Привет Гези с острова Имралы!». Да на хрен нам сдался привет этого сукина сына?! И мы не можем заставить их убрать эти фотографии. Я прошу прощения от себя лично перед всеми теми, кто зол на нас, - за эти плакаты, фотографии и слоганы. У нас не выходит. Так пусть злящиеся приходят, и попробуем все вместе. Один раз я уже получил тумаков от ПМС (Партия мира и справедливости – какое милое сокращение в русском получается)))) Если понадобится, я опять к ним готов, не проблема. Товарищи, с которыми я встречался в Гези, и так видели, в каком я состоянии, я сам нарывался на побои, ничего, выдержу. Но толку никакого, мы 2-3 часа пытаемся заставить опустить плакаты Оджалана. Дискутируем, разговариваем, спорим, ссоримся… В итоге плакаты опускают, но это результат двухчасовых усилий. И… через 10 минут их опять поднимают. И что нам делать? Разве ничего нельзя поделать? Можно. Можно заставить их вообще пожалеть о том, что они там появились, засунуть эти постеры с изображением этого мерзавца им куда подальше и спровадить из парка. Но тогда СМИ, которые дежурят в ожидании таких новостей, скажут: «Протестанты передрались между собой». Разве не скажут? Ещё как скажут. Тогда нам вообще кранты. Мы на перепутье. Тут все такие. Вчера я там ночевал, а сегодня утром ушёл. Я со многими говорил, и 100 из 100 недовольны этими плакатами. Но как это происходит, я вам уже рассказал, эти сволочи по-хорошему оттуда не уйдут. Но в противном случае протестанты окажутся перед всем миром в нелицеприятном свете.

Представители всех слоёв населения – были. Теперь нет.
Теперь остались одни левые.


Когда я попал под первую полицейскую раздачу, со мной рядом были друзья-бозкурты. Я им показал знак победы, а они мне – волка, мы вместе надышались газа и друг друга вытаскивали оттуда. Но они пропали, ушли. Их давно уже нет. А я одного бозкурта не променяю на 500 ПМС-ников. Эти левые, давно являющиеся в этой стране унылым говном, превратили и это действо в унылое говно. В первый день там было 19 человек, которые обнимали деревья, которых заботит лишь природа и деревья, они до сих пор в парке. Я прошу у них прощения. Мы пришли и испоганили их борьбу, их идеалы. Как и говорил Буковский, за что бы ни брались левые, оно превращается в дерьмо. Простите все.

Сегодня был митинг.
Должны были собраться миллионы. «Если не сейчас, то когда».
Ходжа, мы не хотим на площади партийных автобусов. Я не хочу. Я за 10 дней переговорил с тысячами – никто не хочет. Хватит сюда тащиться партиям со своей агитацией и газетёнками. Сегодня я в митинге не участвую, не пойду. Я до утра не спал, я свалюсь и буду спать до самой ночи, как младенец. А ночью встану и приду снова.

Повсюду написаны требования парка Гези. Их понаписывали по науськиванию партий-союзов-ассоциаций и поразвешивали по парку.
И все пишут разное, одни говорят: вставай, пойдём, другие: не бузи, сиди, где сидишь.
Я даже видел среди требований, что «Конституция должна быть переписана при участии представителей парка Гези». Вот такое написала такая-то ассоциация, отпечатала на плакате и повесила в парке. Ты только посмотри на этих дебилов, Конституцию они перепишут с представителями парка Гези. Солнышко, ты кто вообще такое? И кто такие «представители Гези парка»? Алё, я там даже живу, я почему о таком не слышал? У нас, оказывается, есть представители? Да мы же даже сами не знаем, чего хотим.

Был представлен список из 7 пунктов.
Кто их представил, у кого спрашивали, кто утверждал эти пункты – понятия не имею, но эту фигню утвердили
. Они слишком преувеличили значение толпы Гези в своих глазах, но хватит закрывать на это глаза – у нас нет такой силы, чтобы заставить уйти в отставку ряд губернаторов и начальников полиции. А вот из-за этих пострадавшими будем мы. Скажи лишь «Проект по застройке парка Гези отменяется» и покончи с этим. Но неееееет. Невиданные годами толпы сами плывут в руки, непременно надо этим воспользоваться, сволочи. А когда эти пункты не будут приняты, народ опять останется в проигрыше. Бля, хрен с вами, вы против Тайипа, все дела, но против вас государственная махина. Государство. А ты ведь ничего, кроме оккупации, не делаешь, никакой такой акции протеста нет, там теперь цыганский табор. То, что мы хотели отдать народу, мы сами же и захватили, повсюду эти мини палатки, в которые еле голову просунешь, и в то время, когда Анкара рыдает кровавыми слезами, у нас тут халай выплясывают.

Кроме того, есть вопрос с баррикадами.
Ну, по поводу мест, куда полиция якобы не проберётся.
Да полиции стоит туда войти и она нас вышвырнет оттуда, как нашкодивших котят. 8 из 10 сооружённых нами баррикад для танка дело от силы 3-х минут. 2 оставшиеся – дело минут 5-ти в лучшем случае. Это куражится народ, который в жизни не видел танка и который танком называет машины ТОМА (машины для разгона массовых демонстраций). Введите в гугл слово «танк» и тогда поговорим, и тогда взглянем на баррикады снова. Полиция сама туда не заходит. Не «не может зайти», а не заходит. То ли потому, что в парке много младенцев, детей и стариков, или же думают, что мы сами друг друга перебьём, не знаю. Но оба эти варианта у меня на примете.

Каждое утро без исключения проходит в ссорах. Женщины-мужчины-группы. Все, у кого зашкаливают промиле, ссорятся. В очереди в туалет, в очереди за едой, в поисках места… В лазарет постоянно носят больных. Или в алкогольной коме, или постоянно блюющих, или же с травмами, полученными в драках. Даже без полиции в лазарете есть чем заняться. Там не всё так радужно. Вчера я впервые был свидетелем ссоры во время еды. Народ стал возмущаться и орать на столовку, мол, еды не осталось. Это я о той столовке, которая еду раздаёт бесплатно. О тех товарищах, которые работают волонтёрами и готовят еду на костре из того, что приносят люди. Вот на них и орали. Орали: «Раз еды не осталось, надо предупреждать, какого хрена мы в очереди торчали!». А чтобы они вдруг не стали избивать друг друга, даже заткнуть их не смеешь.

Раньше, мы собирали алкоголь.
Но сейчас уже не выходит, ведь количество стремительно выросло – как пьющих компашек, так и покупаемого алкоголя. Чем их больше, тем мы менее эффективны. Мы говорили «это принадлежит народу», а сами прибрали парк к рукам, режем арбузик и попиваем ракы. Да я серьёзно, народ мостит столы в ракы.

У нас нет лидера.
А он нам нужен.
Мехмета Али Алабору не хотят из-за рекламы банка, в которой он сыграл.
Зюльфю Ливанели – из-за того, что был депутатом от CHP.
Сырры Сюррейя Ондер - из-за близости к Оджалану.

Нам нужен человек, который не будет загонять нас под партийные знамёна, которые не будет рваться в политику, а будет лишь представлять интересы Гези, но мы такого найти не смогли. Каждая партия в погоне за своим куском пирога только и делала, что разделяла нас, от каждого выплывали разные требования.Вот бы они свалили оттуда нахуй, честно, бы прекрасно.

Они пьют тёплое пиво.
Я «алкоголик» с многолетним стажем (то есть, на самом деле не алкоголик), но за 10 дней я и капли в рот не брал. Бля, народ, да я лучше настойкой бамии буду заливаться, чем хлестать тёплое пиво. Стоит заметить, что я в жизни не пил настойку бамии и не выдерживаю даже вида этой бамии на столе. Вот такая это мерзость и гадость – тёплое пиво. Ещё и на такой жаре. То есть, их не заботит наслаждение от распития пива. Им надо нализаться и приставать ко всем, кому ни попадя. Продемонстрировать всем вокруг «народ, смотрите, я распиваю». Потому что люди ни для чего другого тёплое пиво пить не станут. Один молодой человек очень хорошо говорил по этому поводу сегодня с утра, часов в 6. Когда мы с другой группой говорили об алкоголе, к нам подсела какая-то дамочка. Ведь если мы запретим пить, чем мы будет отличаться от Тайипа. А она пришла туда выпить своё пиво за него. Стоить заметить, что она бухала прямо у меня за спиной до самого утра, в 4 отключилась, а проснувшись в 6 с вопросом на устах: «Пиво есть?», начала бухать снова. Мужчина так наивно пытался объяснить ей, что же в этом неправильного, очень извиняясь, но она синяя. Как я и говорил, мужчина уже начал говорить с другими, а она давай вставлять свои 5 копеек, она бухая, она не понимает, что ей говорят. Говорит: «Вы не можете запретить». В итоге я сказал: «Мы не запрещаем, мы предлагаем. Разве мы что-то выиграли, чтобы праздновать?», и дамочка устыдилась, отставила бутылку, потупила глазки и тихоооонько опустила голову. А потом опять начала трепаться. Но мы уже не обращали внимания. Ну а что нам делать? Вот серьёзно, мы не знаем, что нам делать, скажите, что, так и сделаем.

Сегодня впервые те, кто собирал мусор, были на взводе.
Они устали убирать битые бутылки от пива. Их утомило собирать разбросанные окурки. Сейчас громче слышатьсяголоса недовольных, поймите наконец.

И перейдём сейчас к другой стороне дела – материальной.
Ладно я, я сам работодатель, я могу уйти с работы. Но люди брали отпуска и приходили туда, эти отпуска на исходе. У студентов начинается экзаменационная сессия. Добраться до Таксима непросто, Стамбул – город, размером с целую страну, люди каждый день отдают за проезд лир 20. Я ото многих слышу слова: «У нас уже денег не осталось, чтобы акбиль пополнить». Заканчиваются деньги, заканчиваются отпуска, пустеют акбили, а мы до сих пор не знаем, что мы делаем, вот итог.

Анкара рыдает кровавыми слезами, десятки моих друзей были арестованы. Я пытаюсь отсюда найти там правильных людей, вручить им свой телефон, связаться с депутатами и вытащить друзей из ареста. А тут у нас халай выплясывают. Один халай, и никакой больше хренотени. Я пошёл и говорю: «В протестах, которые начали мы, в других городах льётся кровь, Анкара охвачена беспорядками, хватит плясать», а мне придурок: «Халай – это честь протестов, халай не должен прекращаться». Так значит Конституция как раз для халаев и написана.

Есть ещё такая говнотема, как китайские фонарики, они стали модными.
Поджигаешь фитиль и он улетает.
Мне вот ночью рассказывали ребята, с которыми мы вместе ночевали, а все они реально дети цветов, все – прекрасные люди, они произвели на меня неизгладимое впечатление, пишу здесь, что я из люблю и уважаю. Никогда бы не подумал, что мне доведётся говорить об уважении к парню 1993 года рождения. Но парень по имени Озан, который учиться в Университете Халич на электронике, действительно этого заслуживает. Он сказал, что 93-го года, а у меня в голове пронеслось: «Бля, может, у нас складывается беседа только потому, что я 3 дня не спал?!». Мы до утра прекрасно разговаривали, пили лимонад и колу, там ещё был Эмре с того же факультета, он тоже классный пацан. Так о чём я. Ага, о китайских фонариках. Озан рассказал, что одному сказали: братец, ветра же нет, не запускай его в парке. Но эта тупица не послушалась и запустила фонарик посреди парка. Фонарик застрял в дереве и сжёг ветки. Ещё немного, и запылало бы всё дерево. Пойдите к отелю Диван и оттуда гляньте. Ии что нам делать с такими убогими?

Парк загнивает. Всё превратилось в какое-то лай-лай. После 2-х ночи люди ходить не могут от опьянения.
Хотя мы ничего не выиграли, повсюду атмосфера праздника.
И самое страшное: нам даже эта атмосфера праздника надоела. Даже она загнивает.
Гези сворачивается. Гези на грани развала, не выдвинув даже хотя бы одного допустимого требования.

Разве нет ничего хорошего?
Совсем немного есть.

Например, у меня есть тут друг, с которым мы ночевали вместе, я его очень люблю, но если он захочет выйти из тени, пусть сделает это сам. Мы прекрасно провели время в группе из 6-7 человек.
Тут был Сельчук с женой.
Они пытались поставить палатку прямо напротив меня. Я пошёл подержать им фонарик. А он мне: братец, я же понятия не имею, как надо палатки ставить. И мы начали пытаться вместе. А потом пришёл тот Озан, о котором я рассказывал выше и вы в 6 рук всё-таки соорудили палатку. Это чудесные люди.

Есть такая гостиница Таксим Поинт.
Я звонил туда пару часов назад и взял контакты персонала. А потом позвонил своим друзьям в разные города и друзья отправили им посылками то, чем эти города известны: из Кастамону халва, их Измита пишмание, из Афйона – каймак.
Ведь отел не просто открыл нам двери, отел был нашим.
Там проблемы с туалетами, особенно для женщин, но в гостинице нам открыли доступ к туалетам на 3-х этажах, предоставили нам лобби, везде провели удлинители, чтобы мы могли зарядить телефоны. Туалеты постоянно убирались. Однажды мы пошли в туалет ночью и увидели, что на месте бумажных полотенец висит туалетная бумага, а рядом записочка: «Простите, полотенца у нас закончились». Протестанты спали на диванах в лобби. Так что давайте любить этот отель. Каждого, кто заходил в туалет, встречали как клиента отеля, а такого: «Ладно, давай проходи по-быстрому» никогда не было. Это великолепно.

Но по сути больше ничего нет.
Поддержка есть, она не угасает.
Есть уважение и нет приставаний и воровства.

Но то, что я написал выше – это правда. Если вы хоть немножко меня знаете, то вам известно, что я на слова не поскуплюсь, я пишу то, что вижу. И большинство тех, с кем я общался, согласны со мной.
Нам нужна полиция.
Покой нас уничтожил.

Гези превращается в болото, я решил, что надо сообщить об этом за 2-3 дня.
Я много чего нелицеприятного написал, но не думайте, что я брошу Гези.
Да, все мои мысли об Анкаре. Там стычки с полицией, там такого табора, как у нас, нет. Но я не буду бросать начатое дело. Я их Гези не уйду. Я не участвую только в сегодняшнем митинге, я злюсь, что получается какая-то партизанщина, но ночью я опять буду там. И следующей ночью тоже.

Я не первый, кто пришёл в Гези, не первый, кто примкнул к протестам, но я в том парке дал слово, чтоя буду одним из последних, кто его покинет. Но мы практически проиграем, если срочно не выдвинем лидера – лидера, который будет стоять за Гези, а не бороться за политические дивиденды, и требований – разумных и на которые государство может пойти.
Последнее, что я хотел добиться этим постом, - это портить настроение.
Но напрасно обнадёживать – это хуже, чем испортить настроение.
Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.
Мы превращаем парк в говно, выйдите из дома, придите сюда, спасите его от нас.
У нас не вышло, не выходит.
Я тут познакомился со многими людьми, которые знают меня как просто Джона.
Конечно, я говорил им своё имя при знакомстве, так что пусть и этот пост закончится моим настоящим именем.


С любовью из Гези.
Can
https://www.facebook.com/jhnmilton/post ... 5872088943
Tags: "оранжевые", Турция, демократия, протест
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author