May 15th, 2014

Михаил Ошеров

Польша может не успеть к разделу Украины. Михаил Ошеров

Польша может не успеть к разделу Украины. Михаил Ошеров




Стремительно развивающиеся события на юге и востоке Украины пока не повлияли на позицию польской элиты. В действиях и заявлениях польских политиков и государственных деятелей сейчас видна некоторая пауза. Возможно, именно сейчас они обдумывают новые украинские реальности.

До недавнего времени политика Польши сводилась к поддержке антироссийской украинской оппозиции и как бы представлению интересов Украины в Европе, к ускорению евроинтеграции Украины. После февральского переворота новая незаконная власть Украины получила полную польскую политическую поддержку. Условно говоря, почти вся польская элита поддерживала позицию "сильной Украины, направленной против России". Эта позиция не отвечала польским национальным интересам и резко ухудшила отношения Польши с Россией.

Польша – государство с огромной исторической памятью. Эта память включает в себя и огромную, захватившую русские земли Речь Посполитую, и походы на Москву в Смутное время, и поражение от войск Богдана Хмельницкого, и разделы Польши, и Волынскую резню, учинённую бандеровцами. Несколько сотен тысяч поляков в 1947 – 1949 годах было добровольно-принудительно выселено из Западной Украины и Западной Белоруссии в Польшу, и многие поляки это тоже хорошо помнят.

В Польше всегда присутствовало движение за возвращение Польше всех земель, когда-то входивших в состав Польши. Большая часть из этих земель сейчас принадлежит Украине.

В условиях фактического банкротства Украины, ее обезлюживания, потери ряда территорий на юге и востоке встает вопрос о распаде или разделе Украины. На бывшее венгерское и польское, а ныне украинское Закарпатье уже претендует Венгрия. Более того, Венгрия проводит политику на создание независимого от Украины и фактически зависимого от Венгрии Закарпатья.

Сейчас у Польши появляется исторический шанс на возвращение или на полное или частичное восстановление контроля над утраченными ранее территориями – Закарпатьем, Волынью и Галицией ("Восточными кресами").. В самой Польше есть политические силы, которые заинтересованы в этом. Для реализации польских чаяний и надежд Польше нужно немного изменить свою политику на Украине и поддерживать тех украинских политиков на западе Украины, которые хотят независимости от Киева и не поддерживать центральное киевское правительство. Через некоторое время западноукраинские земли сами попросят польского протектората.

Если это не сделать сейчас, то через некоторое время киевская власть сможет укрепиться. Именно сейчас, когда основные силы Киева отвлечены на восток Украины, у Польши есть исторический шанс на возвращение в той или иной форме своих территорий.

Михаил Ошеров

<lj-like />
<lj-repost button="Перепост!"></lj-repost>
Михаил Ошеров

Иллюзия единой Украины. Михаил Ошеров

Иллюзия единой Украины. Михаил Ошеров



http://www.iarex.ru/articles/47809.html

Все 23 года независимости Украина сохраняла иллюзию своего единства.

Частично это происходило по инерции, от СССР.

В Советском Союзе у народов и республик была единая история, единый нарратив, общие цели.

С 1991 года на постсоветском пространстве всё изменилось.

Двуязычная изначально Украина поставила русский язык вне закона, оставив государственными только украинский язык, только украинскую историю, украинский нарратив и украинскую культуру. Все эти годы продолжалась государственная дискриминация русских на Украине.

При этом малороссы Центральной Украины постепенно бандеризировались, а русских жителей Новороссии украинские политики постоянно обманывали.

Русский язык, который является родным для 83 процентов населения Украины, сохранялся в быту, люди могли смотреть многочисленные российские телеканалы. Это создавало для русскоязычных граждан Украины иллюзию если не комфорта, то иллюзию отсутствия языковых и ментальных проблем. Всё это время им казалось, что они живут в двуязычной стране.

После недавнего отключения российских телеканалов на Украине русские, русскоязычные граждане Украины оказались в языковой и культурной блокаде. Русский язык - это культурный код. Украина осталась без истории и без культуры, которых заменили историческая ложь про великих укров и жалкая современная украинская культура. С многовековой русской, российской историей было покончено.

Многие украинские политики - русофобы говорят в основном на русском языке. Палачи Днепропетровска Коломойский и Филатов говорят почти исключительно на русском языке. Юлия Тимошенко в важных переговорах со своими приближёнными говорит на русском языке.

Все украинские телевизионные каналы - украиноговорящие. Для большинства украинских дикторов и телеведущих украинский язык не является родным, и они говорят на нём с заметным акцентом.

Всё это - результат чудовищного языкового и культурного насилия над страной. Неоднократные попытки сделать русский язык равноправным на Украине встречали неуклонное сопротивление украинских властей и украинской элиты.

Всё это время на Украине в школах взращивалось новое поколение бандеровцев, которое готово убивать и уничтожать всё неукраинское. У русских родителей выросли украиноязчные дети – монстры.

Никакого реального единства Украины никогда не было. Сохранявшаяся двадцать лет иллюзия единства была уничтожена в феврале этого года в Киеве, сожжена в мае в Одессе, расстреляна в Мариуполе. Чудовищные преступления, пролитая кровь раскололи и уничтожают страну, казавшуюся когда-то единой.

Михаил Ошеров