September 27th, 2013

Михаил Ошеров

Лавров: возможность применения военной силы против Сирии больше не рассматривается

Лавров: возможность применения военной силы против Сирии
больше не рассматривается



http://www.rtvi.com/video/2656

В ООН только что завершилась встреча глав внешнеполитических ведомств США и России. Беседа не была запланирована заранее. После встречи министр иностранных дел РФ Сергей Лавров вышел к журналистам, среди которых были и представители телеканала RTVi.

По словам Лаврова, он очень доволен договоренностью, которой ему удалось достичь с американским коллегой Джоном Керри. Лавров заявил, что текст резолюции по Сирии уже согласован. Возражений у сторон нет, подчеркнул Лавров.

Министр иностранных дел России также сообщил, что 7-ой главы в итоговом варианте резолюции по Сирии не будет. Таким образом использование военной силы против арабской республики уже не рассматривается. Даже нарушение резолюции властями или оппозицией Сирии повлечет за собой не военные, а дипломатические последствия: Совбез ООН вновь соберется для того, чтобы обдумать необходимые в такой ситуации шаги.

Следующий этап переговоров – обсуждение вопроса о том, как именно будет уничтожен сирийский химический арсенал, рассказал Лавров. Глава российского внешнеполитического ведомства подчеркнул: от самой Сирии ожидают, что она будет действовать исключительно в рамках Женевской конвенции.


Михаил Ошеров

Нью-Йорк, ООН.

Нью-Йорк, ООН.



Нынешняя сессия генеральной ассамблеи ООН проходит крайне интересно. Главы государств, главы правительств и министры иностранных дел некоторых стран делают важные заявления и ведут важные переговоры.

Министр иностранных дел Турции сформулировал жесткие требования Турции к Израилю.

Король Иордании, вовлекший свою страну в сирийский конфликт, прилюдно жалуется на поток беженцев из Сирии.

Президент Ирана обменивается письмами с президентом США и дает интервью американскому информационному агентству, в котором спокойно говорит о Холокосте.

И, наконец, министр иностранных дел России Сергей Лавров объявляет о договоренности с главой госдепартамента США Керри о формате урегулирования обстановки вокруг Сирии.

А ведь еще не выступали Абу Мазен и Беньямин Нетаньяху.




Михаил Ошеров

Другое письмо из колонии ИК-14: Евгения ХАСИС.

Другое письмо из колонии ИК-14: Евгения ХАСИС.



http://m.specletter.com/obcshestvo/2013-09-25/komissii-i-zhurnalisty-uedut-a-my-ostanemsja.html

Евгения ХАСИС,
заключенная ИК-14 (Мордовия)

«Комиссии и журналисты уедут, а мы останемся»


Правозащитник Алексей Барановский поговорил с Евгенией Хасис — еще одной заключенной, содержащейся в мордовской женской колонии №14, расположенной в поселке Парца, где отбывает наказание Надежда Толоконникова.

25 сентября 2013

Никто, даже резкие противники Надежды Толоконниковой, не сомневаются: все, что написала участница Pussy Riot о жизни в мордовской женской колонии, правда. Общество вот уже который день обсуждает страшные подробности быта заключенных в ИК-14, в поддержку Толоконниковой идут пикеты, собираются подписи в ее защиту. Правозащитники и правоохранители обещают провести проверку фактов, о которых написала Надежда. Но вряд ли им удастся добиться от других заключенных таких же признаний — у тех, кто сидит долго, другая жизнь и другие правила. Алексею Барановскому удалось поговорить с Евгений Хасис, которая отбывает наказание вместе с Надеждой Толоконниковой. Она иначе смотрит на происходящее — ведь ей придется жить в колонии до 2027 года.

— Ты можешь рассказать, что происходит в колонии в связи со всеми событиями, связанными с Надеждой Толоконниковой?

Могу рассказать, но думаю, что это вряд ли понравится либеральной общественности и тем людям, которые поддерживают Надю.

Про то, что положение Нади в колонии, мягко говоря, исключительное, говорилось в прессе неоднократно. Все ее требования и пожелания относительно нее самой администрацией выполнялись. То есть у Нади все было вполне хорошо в плане быта и режима по сравнению со всеми остальными...


— А как к этому относились все остальные заключенные?

Спокойно. Мол, ну вот ты для себя что-то «выкружила» — молодец. Но нам-то что до того? Ничего. Остальные все так же продолжают жить согласно режиму, красиво встречать очередную комиссию, красиво ходить строем и так далее. И тут ни с того ни с сего, как гром среди ясного неба, Толоконникова (у которой по режиму и быту все хорошо) объявляет голодовку, не выходит на работу и заявляет какие-то требования от лица всех заключенных. Это было бы оправданно, если бы после этого она, обладая авторитетом среди заключенных, вывела бы всю колонию (или хотя бы свой отряд) на плац и все заключенные подтвердили бы озвученные ею проблемы и требования. Но никто не выходит.

— Почему?

Потому что, во-первых, она здесь не авторитет, а во-вторых, Надя весной вместе со всеми СМИ и правозащитниками уедет, а мы все тут останемся жить, как и прежде... Сейчас Надя себя ведет ровно в стиле того сообщества, из которого она попала за решетку. Она ведет себя как современный художник, творец современного искусства, которое никто, кроме его создателя, не понимает и не принимает. Ну представьте себе картину: молоденькая девочка с очумевшими глазами ни с того ни с сего хватает свой матрас и начинает бегать по баракам с криками: «Женщины, я вас спасу! Женщины! Я за вас!» — это в прямом смысле слова. Женщины при этом смеются и закрывают двери, чтобы она не мешала им заниматься хозяйственными делами, а она продолжает бегать дальше. Осужденным, за которых Надежда якобы радеет, такая «правозащита» не нужна. При этом Надя это все прекрасно знает. И понимает, что если здесь за колючей проволокой есть проблема, то ее нужно здесь и решать, тихо и изнутри. Такие тут правила жизни и выживания. Но она все это вывалила наружу не для решения проблем заключенных колонии, а сугубо ради внешнего (за пределами учреждения) скандала.

— А бытовые проблемы, о которых Толоконникова говорит в своем письме, имеют место быть?

Быт в колонии труден и непрост — да. Есть моменты, которые многим бы хотелось изменить, — да. Есть бытовые и режимные вопросы, которые хотелось бы улучшить, — да. Но таких моментов и вопросов и в обычной (вольной) жизни у каждого человека много. Только окружающий нас здесь мир в разы меньше и ограничен забором. Тут не все легко и просто, но в целом можно приспособиться, не унижаясь и не теряя достоинства, найти те механизмы, которые здесь есть для решения многих проблем, в том числе и бытовых.

— Как, на твой взгляд, ситуация будет развиваться дальше?

Ну, сейчас вот в очередной раз приезжают Масюк и Каннабих, которые в очередной раз установят, что нарушений нет. Все друг другу поулыбаются, приедут журналисты, посмотрят на Наденьку, она даст интервью, после они там, на выходе, будут рассказывать, что мы все «бессловесные рабы» и безвольные животные, которые послушны творящей бесчинства администрации, а Надежда — это такой луч света, который пытался нас всех спасти. Как итог — Толокно обновит свой имидж, а колония продолжит жить своей жизнью. И это все понятно. Но, Надь, мы-то тут все при чем?

— А как Толоконникова относится к поднявшемуся скандалу?

Думаю, сама Надя с радостью бы от этого всего отказалась, судя по ее состоянию, по тому, как она сейчас мечется по колонии. Она, как мне кажется, не сильно рада тому, что ей пришлось стать объектом пристального внимания со стороны администрации колонии и всего ГУФСИН Мордовии. Она скорее бы хотела просто спокойно досидеть свои полгода и вернуться к дочери. И мне лично непонятно, зачем близкие люди засовывают ее в тиски. Кто-то хоть один подумал, что Надя Толоконникова — это не бренд, а живой человек? Если Верзилов и компания сидят в Интернете и все это раздувают, то она-то находится здесь. Она словно чужеродный организм, который пытается здесь — в реальном мире колючей проволоки, режима и конвоя — жить по законам виртуальной реальности. А нам, с одной стороны, смешно, а с другой стороны, плакать хочется, потому что жалко ее...

— На тебе все эти события отражаются?

На мне — так же как и на всех остальных. Завтра приедут журналисты, представители Совета президента по правам человека, готовимся к приезду гостей, приводим себя и окружающий нас мир в порядок, живем по режиму. (Смеется).


Материал подготовил Алексей Барановский


Михаил Ошеров

Гай Рольник ("Га-Арец"): итоги социального протеста.

Гай Рольник ("Га-Арец"): итоги социального протеста.



http://cursorinfo.co.il/news/pressa/2013/07/16/gaarec--chto-izmenilos-v-obshestve-cherez-dva-goda-posle-nachala-socialnogo-protesta-/


"Гаарец": что изменилось в обществе через два года после начала социального протеста?

16 июля 2013, 12:43

Для нетерпеливых читателей, разочарованных и рассерженных, я начну с наиболее важного, итогового, тезиса: за два года, прошедших с начала массовых акций социального протеста, экономическое положение большинства граждан, выходивших на улицы, ухудшилось.

Стоимость жилья, важнейшего фактора, оказывающего решающее влияние на дороговизну жизни, увеличилась; доходы большей части израильских семей продолжили сокращаться; рынок труда стал еще более безжалостным; уровень государственных услуг не изменился в лучшую сторону. Если у граждан было достаточно поводов сердиться, протестовать и выходить на улицы в 2011 году, то летом 2013-го у него есть для этого гораздо больше причин.

Нет никаких сомнений, что одной из причин ухудшения экономического положения граждан, в краткосрочной перспективе, был сам протест. Когда летом 2011 года начались массовые манифестации, мы неоднократно подчеркивали, что протестные акции дают руководству законный повод для увеличения бюджетного дефицита, и это ударит бумерангом по протестующим. Дополнительные бюджетные поступления достались, в основном, хорошо организованным и сильным группам израильской экономики – крупным профсоюзным комитетам, а также тем секторам, которые обладают политическим влиянием на руководство страны. Остальные работники остались вне игры.

Когда бюджетный дефицит начал приближаться к уровню 5%, угрожая финансовой стабильности израильского хозяйства, правительство было вынуждено объявить о резких сокращениях субсидий. Эти санкции в равной степени нанесли удар по уровню жизни всех граждан – включая тех, кто не получил ничего от увеличения бюджетных вливаний в результате акций социального протеста. Иными словами, в краткосрочной перспективе, часть из наиболее сильных и приближенных к источникам власти групп населения сумела воспользоваться плодами социального протеста за счет остальной, большей, части граждан.

Иными словами, разрыв между «приближенными к кормушке» («мехубарим») – наиболее влиятельными группами, использующими общественные ресурсы в своих интересах (монополии и силовые группы в деловом секторе) – и остальными гражданами за эти два года еще более увеличился. Потому что «мехубарим» обладают большим опытом, лучше организованы, чутко реагируют на изменения, грамотно используют политическую конъюнктуру.

После предостережения, с которого я начал статью, возьму на себя риск утверждать, что социальный протест 2011 года запомнится, как одно из поворотных событий в истории израильского общества. Потому что социальный протест 2011 года изменил (и продолжает менять) израильский нарратив и сознание израильтян.

Вот лишь несколько кардинальных изменений, которые происходят в израильском национальном сознании:

1. Политические и военно-геополитические дымовые завесы начинают рассеиваться.Collapse )

7. Общество начинает понимать, что нет таких понятий «новости» и «написано в газете». У каждой газеты есть издатель, владелец, друзья владельца и определенная «экосистема», в которой существует издание. Гражданин начинает осознавать, что любая влиятельная группа, имеющая экономические интересы, вкладывает значительные финансы в средства массовой информации, чтобы оказывать воздействие на общество в своих интересах. Он начинает понимать, что в нынешних экономических условиях шанс на существование подлинно свободных СМИ стремится к нулю.

Гай Рольник, «Гаарец», 16.07.2013



Михаил Ошеров

Конец "социального государства" в Европе. Реставрация дикого капитализма.

Конец "социального государства" в Европе.
Реставрация дикого капитализма.




http://news.israelinfo.ru/world/47836

Ев­ро­пей­ские СМИ ком­мен­ти­ру­ют вы­ступ­ле­ние ко­ро­ля Ни­дер­лан­дов Вил­ле­ма-Алек­сан­де­ра по на­цио­наль­но­му теле­ви­де­нию, в ко­то­ром са­мый мо­ло­дой мо­нарх Ев­ро­пы объ­явил: "Со­ци­аль­ное го­су­дар­ство за­кон­чи­лось". Есть мне­ние, что ему как са­мо­му мо­ло­до­му из ев­ро­пей­ских ко­ро­лей по­ру­чи­ли озву­чить эту мысль, овла­дев­шую боль­шей ча­стью по­ли­ти­че­ско­го клас­са Ев­ро­пы. Вил­ле­му-Алек­сан­де­ру не гро­зит кон­ку­рен­ция со сто­ро­ны дру­гих пре­тен­ден­тов на пре­стол или уход в от­став­ку по­сле про­ва­ла на вы­бо­рах. Ос­нов­ные по­ло­же­ния вы­ступ­ле­ния ко­ро­ля Ни­дер­лан­дов про­ци­ти­ро­ва­ны прес­сой Бри­та­нии, Гер­ма­нии и дру­гих стран Ев­ро­со­ю­за. Про­ком­мен­ти­ро­ва­ли их и в Рос­сии.

Речь идет о том, что у об­ще­ства нет ре­сур­сов на под­дер­жа­ние "го­су­дар­ства вэл­фе­ра", сло­жив­ше­го­ся в ев­ро­пей­ских стра­нах по­сле Вто­рой Ми­ро­вой вой­ны, и по­это­му ему на сме­ну долж­но прий­ти "го­су­дар­ство уча­стия", в ко­то­ром каж­дый че­ло­век сам от­ве­ча­ет за свою финан­со­вую без­опас­ность, в том чис­ле и в ста­ро­сти. Неко­то­рые со­ци­аль­ные функ­ции го­су­дар­ства бу­дут де­ле­ги­ро­ва­ны мест­ным ор­га­нам вла­сти и осу­ществ­лять­ся в за­ви­си­мо­сти от их бюд­жет­ных воз­мож­но­стей. В лю­бом слу­чае речь идет о смер­ти со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства ев­ро­пей­ско­го ти­па, ко­то­рое мно­гие, в том чис­ле и в Из­ра­и­ле, счи­та­ли об­раз­цом.

Кон­цеп­ция "го­су­дар­ства уча­стия", ес­ли она бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать­ся на прак­ти­ке, даст воз­мож­ность су­ще­ствен­но умень­шить рас­хо­ды гос­бюд­же­та, но неиз­беж­но при­ве­дет к ро­сту без­ра­бо­ти­цы, по­яв­ле­нию боль­шо­го чис­ла по-на­сто­я­ще­му бед­ных лю­дей и дру­гих по­доб­ных ре­а­лий, о ко­то­рых ев­ро­пей­цы уже успе­ли за­быть за мно­гие де­ся­ти­ле­тия су­ще­ство­ва­ния "со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства".





Михаил Ошеров

История абсорбции в Израиле двух бывших советских офицеров.

История абсорбции в Израиле двух бывших советских офицеров.


Анатолий Гительман

http://www.iinfo.co.il/news/israel/2009/09/08/gitelman.html

Анатолий Гительман репатриировался в Израиль из Чимкента, Казахстан. Бывший кадровый военный. Судя по информации, опубликованной на его личной странице на сайте "Одноклассники", Анатолий учился в школе в Днепропетровске, потом окончил Суворовское училище в Киеве и Киевское высшее общевойсковое командное училище (факультет разведки). Позже учился в Военной академии имени Фрунзе в Москве. Службу проходил в Киеве, Коврове, Москве. Затем преподавал в Чирчикском высшем танковом командном инженерном училище (до 1993-го года). На момент репатриации в Израиль Анатолий Гительман был в звании подполковника.

http://newsru.co.il/israel/16sep2009/gitelman_101.html

Анатолий Гительман вместе с семьей репатриировался в Израиль в 1993-м году. Вскоре после репатриации подполковник, многие годы преподававший в Чирчикском высшем танковом командном инженерном училище, получил престижную работу в Музее танковых войск в Латруне. Среди музейных работников военный историк Гительман считался лучшим специалистом по советским танкам, захваченным во время войн с Сирией.

Семья Гительмана поселилась в Неве-Менахем, примерно 90% жителей этого поселка составляют русскоязычные репатрианты. В 2000-м году Анатолий, пользующийся уважением среди поселенцев, был избран заместителем главы центра местной власти Карней-Шомрон. Гительман собрал и открыл в Неве-Менахем русскую библиотеку и клуб для пенсионеров.

В 2005-м году Анатолий ушел с поста заместителя главы центра местной власти Карней-Шомрон. Позже он устроился на службу в Israeli Military Industries (IMI).


Борис Шейнкман


http://www.7kanal.com/news.php3?id=260862

Борис Шейнкман - бывший кадровый военный Советской армии в чине полковника, репатриировался в Израиль в 1991 году вместе с семьей из Казахстана и поселился в Нетании.

http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2009-03-29/4150.html

Шейнкман – доктор наук, репатриировавшийся в Израиль 18 лет назад. Он полковник запаса советской армии, прослуживший многие годы в Казахстане.
Collapse ).

В 2001 году некие знакомые А.Гительмана попросили его стать их генеральным гарантом по ипотечной ссуде (машканте), взятой для покупки дорогостоящего жилья (пентхауз в Хадере, о котором идет речь, был приобретен примерно за $165.000 – значительная часть этой суммы была выплачена за счет ипотечной ссуды). Анатолий согласился быть гарантом по ссуде, выданной банком. Однако знакомые, купившие дорогое жилье, вскоре уехали из Израиля, перестав выплачивать ссуду. Банк продал квартиру должников заметно дешевле, чем она стоила изначально, и с 2003-го года стал добиваться выплаты "потерянных денег" от гаранта с большими накрутками (по состоянию на сентябрь 2009 года банк требовал от Гительмана не менее 500.000 шекелей). В течение длительного времени шел диалог Гительмана с банком, требовавшим от него денег. "До суда не дошло, но переписка продолжалась, и это очень угнетало Анатолия, который никогда никому не был должен и никогда не имел проблем с полицией", – рассказывает один из людей, хорошо знакомых с возникшей ситуацией.

В 2005-м году Анатолий ушел с поста заместителя главы центра местной власти Карней-Шомрон. Позже он устроился на службу в Israeli Military Industries (IMI). Но, как говорят его знакомые, в этой компании он не занимал высоких должностей. В последнее время Гительман работал по проекту, связанному с поставкой израильских вооружений в Казахстан. Ему приходилось бывать в Казахстане, и он говорил друзьям, что опасается возможных проблем с выездом за границу из-за конфликта с банком.

Близкие рассказывают также о том, что Анатолий Гительман очень боялся того, что банк может отнять жилье, которое принадлежало его семье. О том, что он придавал огромное значение своему дому, говорит уже тот факт, что после закрытия "казахстанского проекта" (из-за скандала вокруг ареста в Казахстане израильтянина Бориса Шейнкмана, представлявшего оборонные компании) Анатолий ушел в длительный отпуск, который посвятил ремонту дома. Знакомые и близкие говорят, что, рассказывая о работе в Казахстане, Гительман никогда не упоминал о коллеге по фамилии Шейнкман, и, по всей видимости, не был с ним знаком.

Страшная перспектива потери дома все больше угнетала Анатолия. "Он был офицером, человеком чести и никогда не брал денег в долг, – отмечает один из его знакомых. – Наверное, он испугался, что его семью выселят из дома. Хотя никогда не говорил об этом... Он боялся потерять лицо. Этой такой комплекс офицера. Может быть, обычному человеку это трудно понять, покажется просто сумасшествием. Но это то, что произошло на самом деле". В итоге, Анатолий Гительман принял страшное решение. Он приобрел пистолет и покончил с собой в подвале своего дома.

"Его убило бездушное отношение со стороны банка", – считают близкие Анатолия




Михаил Ошеров

Октябрь 93-го. Александр Скобов.

Октябрь 93-го. Александр Скобов.



http://grani.ru/blogs/free/entries/219408.html

Отношение к событиям двадцатилетней давности продолжает разделять наше общество. Более того, оно продолжает разделять лагерь, традиционно называемый «демократическим» и «либеральным». Преобладавшую до сих пор в этом лагере позицию выразил Бенедикт Сарнов в форме критики подачи событий осени 93-го года Дмитрием Быковым в написанной им биографии Булата Окуджавы.

Единственное, в чем Сарнову невозможно возразить, - это в том, что «в основе "правительственного кризиса, разрешившегося расстрелом Белого дома" лежало не противостояние между президентом Ельциным и вице-президентом Руцким, а куда более серьезное и глубокое противостояние между президентом и Верховным советом». А вот дальше начинается игра в названия, подменяющие анализ и аргументы.

Прежде всего Бенедикт Сарнов отказывает Верховному совету в праве называться парламентом. На каком основании? Парламентом в европейской политической традиции называется выборный представительный орган, наделенный правом издавать законы и принимать бюджет. Последовательное осуществление принципов парламентаризма предполагает также контроль парламента над исполнительной властью, реализуемый через право отправлять в отставку правительство. Съезд народных депутатов РСФСР и его составная часть – избираемый им и замещавший его между сессиями Верховный совет – обладали всеми этими признаками. И отказ называть его парламентом основан лишь на оценочном суждении о его деятельности как об исключительно вредной.

Бенедикт Сарнов называет сопротивление Верховного совета и его защитников указу Ельцина о досрочном прекращении полномочий депутатов (то есть о роспуске парламента) путчем и попыткой государственного переворота. Между тем действовавшая Конституция не давала президенту права досрочного роспуска парламента. Как не дает этого права президенту и Конституция такой президентской республики, как США.

Любопытно, что депутаты Съезда и Верховного совета почему-то (интересно, почему?) загодя подозревали Ельцина в намерении выйти за пределы его конституционных полномочий. И решили подстраховаться. Дополнили Конституцию специальной статьей, гласившей, что в случае попытки роспуска парламента президент автоматически утрачивает полномочия. Таким образом, с момента подписания указа №1400 Ельцин перестал быть законным президентом и превратился в государственного преступника. И все его дальнейшие действия – это узурпация, захват власти, государственный переворот. Не Верховный совет, а Ельцин поднял вооруженный мятеж против законной власти. Действия же Верховного совета и его защитников, направленные на воспрепятствование перевороту, напротив, были конституционны и законны. Все действия. В том числе и силовые. Даже таких неприятных персонажей, как Альберт Макашов. Да, да, Ельцин тогда не был конституционен, а Макашов был. Те, кто отказывается признавать действия Макашова конституционными, исходят из того, что его действия не могут быть конституционными по определению. Просто потому, что он Макашов.

Вообще-то я не фанатик безусловного соблюдения любых законов при любом режиме. Я признаю, что в истории бывают такие тупики, выход из которых невозможен без «перерыва в праве». Я полностью оправдываю насильственное свержение таких режимов, как, например, диктатура Сомосы в Никарагуа. Я посчитал бы исторически оправданным насильственное свержение путинского режима, хотя и для меня мирная революция предпочтительнее. Но давайте разберемся, почему и во имя чего конституционный строй России был насильственно свергнут Ельциным осенью 1993 года.

В истории бывали случаи, когда прогрессивные силы концентрировались вокруг исполнительной власти, а реакционные окапывались в законодательной. Бенедикт Сарнов пишет, что главной целью депутатов было «восстановление во всей его красе насквозь прогнившего и только что рухнувшего советского режима». Между прочим, это были те самые депутаты, которые избрали Ельцина своим председателем, ввели специально для него пост президента, сыграли самую активную роль в разгроме ГКЧП и приняли все главные законы, необходимые для рыночных реформ. Никаких принципиально новых законодательных актов, ускоряющих рыночные реформы, после этого не появилось.

На самом деле в подоплеке борьбы исполнительной и законодательной властей была сама эта борьба исполнительной и законодательной властей. Вернее, борьба бюрократии и представительного органа. Представительный орган пытался взять под контроль бюрократию, она же стремилась освободиться от какого бы то ни было контроля.

Вся политическая борьба в России начала XX века была завязана на вопрос о допуске представителей «общества» (то есть. людей, не принадлежащих к чиновничье-бюрократической касте) к участию в управлении. Когда под давлением революции 1905 года самодержавный режим вынужден был согласиться на создание Думы, главным требованием либеральной оппозиции стало требование «ответственного министерства», то есть такого правительства, которое формируется с согласия парламентского большинства и может быть этим большинством смещено. Но российская бюрократия тут встала стеной, а взять этот последний рубеж на пути к европейской парламентской форме правления у первой русской революции чуть-чуть не хватило напора.

На бумаге СССР был самой парламентской республикой в мире. Выборный представительный орган – Верховный Совет - имел право принять к рассмотрению и решить любой вопрос, в том числе и кадровый, касающийся состава правительства. Естественно, в условиях тотального господства единственной легальной партии это было фикцией. «Советский парламент» был декоративным собранием тщательно подобранных партноменклатурой статистов.

В условиях перестройки вмороженная в тоталитарную ледяную глыбу парламентская структура начала оттаивать, а это грозило чиновникам перспективой оказаться под реальным контролем общества. Это и был самый страшный сон советской номенклатуры. Осознав опасность, она принялась срочно встраивать в Конституцию всевозможные фильтры и блокираторы (введение неуклюжей двухъярусной систему представительных органов, треть неизбираемых союзных депутатов и т.д.), но до конца испортить ее не успела. После Августа 91-го она оказалась один на один с обществом при достаточно открытой и демократичной системе высших государственных органов.

Единственная вещь на свете, которой боится российская бюрократия, - это потеря рычагов административной власти. Пока эти рычаги в ее руках, она всегда исхитрится и обойдет как законодательные, так и бюджетные права парламента. Съезд народных депутатов РСФСР имел конституционное право отправлять министров в отставку. Это значит, что действовавшая Конституция все еще сохраняла возможность установления общественного контроля над чиновничеством. Общество еще не научилось эффективно пользоваться этой возможностью. Но рано или поздно научилось бы.

Ельцин стал предпринимать шаги по выводу правительства из под контроля парламента сразу после Августа 1991 года. Но полностью и надежно избавиться от «парламентской зависимости» без радикального пересмотра Конституции было нельзя. Вот тогда-то окружение Ельцина и заговорило об устарелости советской Конституции и о нехватке в ней «разделения властей», трактуемого как независимость исполнительной власти от законодательной.

Между тем шансов на согласие самого Съезда народных депутатов с существенным перераспределением полномочий в пользу исполнительной власти не было. «Парламентаристский» пафос перестройки еще не был забыт, а «издержки рыночных реформ» заставили перейти в оппозицию многих депутатов, первоначально их поддержавших. Ельцинское правительство спасало лишь то, что процесс формирования партий еще только начинался. Депутатский корпус был очень слабо структурирован, а потому пока неспособен выдвинуть собственную правительственную команду парламентского большинства и настоять на ее назначении. Это и породило патовую ситуацию, затянувшуюся более чем на год.

Но в перспективе маячило все же «парламентское министерство». Что и подтолкнуло в конце концов Ельцина к «выходу за рамки правового конституционного поля».

Этот «выход за рамки» вовсе не был продиктован какой-либо чрезвычайной ситуацией. Вялотекущая пикировка «ветвей власти» вполне могла дотянуться до очередных выборов. Кроме того, у Ельцина оставалась возможность урегулировать конфликт с парламентом путем формирования правительства, пользующегося доверием депутатского большинства. Опрокинул ситуацию хрупкого равновесия именно указ №1400.

Сопротивляясь антиконституционному перевороту, Верховный совет был «в своем праве». Но формально-юридическое оправдание еще не означает политического. Воспользоваться формальным правом еще надо суметь. Действия Верховного совета были непродуманны, хаотичны. Многие депутаты оказались морально весьма неустойчивы, и их элементарно перекупили. Еще менее симпатична значительная часть примкнувших к защитникам парламента. Среди них были люди достаточно страшные, действительно мечтавшие о восстановлении тоталитарного режима.

Мы не можем знать, сумели ли бы сравнительно умеренные руководители парламента удержать контроль над ситуацией в случае своей победы - или сами были бы быстро сметены поднявшейся мутной волной жажды реванша и мести. Но сама эта волна была спровоцирована антиконституционными действиями президента. Именно его действия, попиравшие закон и право, превратили вполне маргинальных Баркашова и Макашова в реальную политическую силу, в реальную угрозу.

Я не хочу произносить патетических речей о нарушенной присяге на верность Конституции. На мой взгляд, Ельцин совершил более страшное предательство. Он надругался над самой идеей законности, конституционности, правового государства, в которую Россия только-только начала верить. На которой основывалось все перестроечное демократическое движение. Под знаменем которой победили в Августе. Ельцин предал тех людей, которые надеялись, что теперь-то в России для власти появилось слово «нельзя», появился какой-то барьер на грубую силу и кровь.

Все последующее насилие, произвол, нарушения прав человека – последствия переворота 93-го года. Широкое лицом российское начальство восприняло переворот однозначно: теперь снова все можно. Другое его последствие – психологически надломленное общество, с которым опять можно было делать что угодно. И наконец, почти самодержавная Конституция, превратившая представительные органы в бессильный придаток исполнительной власти и окончательно развязавшая руки правящей верхушке.

Как бюрократия воспользовалась полученной свободой, известно. Именно на период после 93-го года приходится пик вакханалии расхапывания госсобственности чиновниками и близкими к ним лицами. Конечно, было бы преувеличением считать депутатов хасбулатовского Съезда и Верховного совета истинными представителями «простого народа». Скорее они представляли различные группы интересов, конкурировавшие за получение своей доли в разворачивающейся приватизации. Но если бы эта конкуренция существовала и дальше, столь наглый захват богатств страны околокремлевским кланом был бы невозможен. Бюрократия вынуждена была бы действовать с большей оглядкой и на конкурентов, и на закон, и на общество в целом. Приватизация прошла бы более демократично. Глядишь, и «простой народ» получил бы чуть больше.

На том, что нынешняя авторитарная политическая система рождена осенью 93-года, сегодня сходятся столь разные люди, как Олег Кашин и Антон Носик.

Неоценимую помощь Ельцину тогда оказали так называемые «молодые реформаторы». Понимая, что их вариант «рыночных реформ» может быть навязан стране лишь обманом либо силой, они сделали ставку на бюрократию, а не на общество. Бюрократия закономерно ответила им взаимностью. Даже при недостатке западного экономического образования классовое чутье верно подсказало ей, какие личные перспективы открывает «приватизация по Чубайсу».

Внесли свою лепту в трагическую развязку и представители творческой интеллигенции. Поэты и художники не обязаны разбираться в юридических тонкостях и политических хитросплетениях. Недостаток политического профессионализма компенсируется у них обостренной способностью сердцем чувствовать, где правда, а где ложь. Остается лишь сожалеть, что у многих замечательных людей родовая травма унизительной жизни под властью советской партноменклатуры и панический страх перед возвращением той жизни притупили эту способность.



Михаил Ошеров

Сомалийские моджахеды из США.

Сомалийские моджахеды из США.



Сайт МЕМРИ опубликовал список сомалийских террористов, участвовавших в нападении на торговый центр в Кении.

Оказалось, что это были не совсем исключительно сомалийские террористы.

http://www.memri.org/report/en/0/0/0/0/0/0/7425.htm




List Of Nairobi Attackers, Including Westerners, Published On Social Media

The following report is a complimentary offering from MEMRI's Jihad and Terrorism Threat Monitor (JTTM). For JTTM subscription information, click here.

On September 22, 2013, while the standoff between Al-Shabab Al-Mujahideen operatives and Kenyan forces at Nairobi's Westgate mall was still in progress, an unofficial Twitter account claiming to be linked to the Al-Qaeda affiliated group released a list of the presumed attackers. The list includes six Americans, a Canadian, a Swede, a Finn and a British national as well as two Syrians, and a Dagestani.

It should be noted that the account, which was since suspended, did not claim to be Al-Shabab's official account, and that the names provided could represent disinformation tactics. Another account associated with Al-Shabab emphasized that the account was bogus.[1]

Another caveat is that the group's official account denied publishing the attackers' names.[2]

The following are the attackers' names as provided by the list:

Ahmed Mohamed Isse, 22 years old, from Saint Paul, Minnesota, USA.

Abdifatah Osman Keenadiid, 24 years old, from Minneapolis, Minnesota, USA.

Gen Mustafe Noorudiin, 27 years old, from Kansas City, Missouri, USA.

Qasim Said Mussa, 22 years old, from Garissa, Kenya.

Ahmed Nasir Shirdoon, 24 years old, from London, UK.

Zaki Jama Caraale, 20 years old from Hargeisa, Somalia.

Ismael Guled, 23 years old, from Helsinki, Finland.

Sayid Nuh, 25 years old, from Kismayu, Somalia.

Abdirazek Mouled, 24 years old, from Ontario, Canada.

Shafi Die, 25 years old, Tucson, Arizona, USA.

Abdishakour Sheikh Hussein, 22 years old, Maine, USA.

Sa'd Daoud, 23 years old, Damascus, Syria.

Abdikarem 'Ali Mohamed, 21 years old, Illinois, USA.

Eliko Mamidof, 27 years old, Dagestan, Russia.

Muhammad Abdelqader, 21 years old, Säffle, Sweden.

Muhammad Bader, 25 years old, Aleppo, Syria.

Collapse )




Михаил Ошеров

О разрушении Российской Академии наук.

О разрушении Российской Академии наук.




Что было самое страшное для маленького города Глупова - аллегории всей России?



" ...Наиболее ужасным из всех градо­начальников был Угрюм-Бурчеев (глава «Подтверждение покаяния. Заключение»). Заметим, однако, что сам Угрюм-Бурчеев предупреж­дал: «Идет некто за мной, который будет еще ужаснее меня». Из «Описи градоначальников» сле­дует, что на страницах «Истории одного города» дол­жен был появиться некто Перехват-Залихватский, который «въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Летописец кратко заметил: «О сем умолчу». Что же предвещал Угрюм-Бурчеев? Что такое ужасное должно было про­изойти после него?

Сам же Угрюм-Бурчеев был страшен прежде все­го тем, что являлся воплощением непреклонности. В его идиотском воображении возникла фантасти­ческая утопия: возвести руками глуповцев город, который так и должен был бы называться — «Не­преклонск». В этом городе, по замыслу градоначаль­ника, все жители обязаны были бы не только действовать, но и думать совершенно одинаково. Всё подчинялось строгим и совершенно обязательным правилам, законам, регламентам. «В каждом доме живут по двое престарелых, по двое взрослых, по двое подростков и по двое малолетков... Школ нет и грамотности не полагается; наука числ преподается по пальцам. Нет ни прошедшего, ни будущего, а потому летосчисление упраздняется... Работы произ­водятся по команде. Обыватели разом нагибаются и выпрямляются; сверкают лезвия кос, взмахивают грабли, стучат заступы, сохи бороздят землю — все по команде».




Необразованными людьми проще управлять, а несамостоятельную и отсталую страну проще поработить.