April 18th, 2013

Михаил Ошеров

Принудительное изменение имен эмигрантов в Израиле. Часть 2.

Принудительное изменение имен эмигрантов в Израиле. Часть 2.


Как людям навязывали иврит  и заставляли забыть свои имена  и свою историю.

Перевод части статьи из "Википедии" (иврит).

Иврут – ивритизация (Википедия)

http://he.wikipedia.org/wiki/%D7%A2%D7%91%D7%A8%D7%95%D7%AA

עברות

Принудительное изменение имен эмигрантов в Израиле.

В 1944 году Ваад (Национальный совет) возложил на Мордехая Нимцабицкого руководство деятельностью и подготовкой для получения гражданства и смены имен на ивритские. Нимцабицкий предложил для ивритизации специальный орган (организацию) для иностранных фамилий, а именно установление стандартного ивритского имени (фамилии) [1]. Как личный пример ивритизации, он изменил свою фамилию на Нимцаби.



Во время Войны за независимость в Армии обороны Израиля была основана "Комиссия по ивритским именам", которую возглавил Мордехай Нимцаби. Комиссия опубликовала тысячи экземпляров брошюры "Выбери себе имя на иврите!", которая рекомендовала принуждать солдат менять их иностранные имена на имена с местным ароматом [2].

Прямые указания выбрать себе имя на иврите были даны послам государства Израиль в других странах, высшим офицерам армии (указания им Бен-Гуриона были не в форме требований, но в форме рекомендаций), судьям и представителям государства Израиль в международных органах.

"Во время первого перемирия (1948 год) Бен-Гурион одновременно с назначением новых армейских генералов потребовал у них заменить их имена. [3].Командир Пальмаха генерал Игаль Пайкович не отнесся серьезно к идее смены имени и не сменил имя на ивритское. Когда он пришел на церемонию, он выяснил, что Бен-Гурион решил сменить его имя на Игаль Гилади. Ему (Игалю Алону) это имя не понравилось, и он сменил его на Игаль Алон."

"В 1955 году Бен - Гурион - министр обороны, решил, что только военнослужащие с еврейскими именами могут представлять армию за рубежом [4]. До 80-х годов в ЦАХАЛе была практика назначать полковников только с ивритскими именами".


Второй по счету начальник Общей службы безопасности "Шин-Бет" (ШАБАК) Изидор Рот, когда от него потребовалось сменить его родную фамилию на ивритскую,  соответственно директиве, принятой для государственных служащих, продемонстрировал свое остроумие и сменил свое имя на имя Изи Дорот, и так он повиновался этому указанию, но без того, чтобы его имя слышалось по-другому. Другой путь, который использовался теми, кто хотел сохранить свое оригинальное имя, но были принуждены выполнять указание сменить свое имя, состоял в использовании двойных имен – одновременно оригинального имени и нового имени.

На каком-то определенном этапе это требование перестало действовать для работников государственной службы.

Для волны эмиграции ("алии") 1950-х годов была распространена практика присвоения им новых ивритских имен, много раз придание ивритских имен эмигрантам  считалось фактором, способствующим их абсорбции. Франц Кишхонт, например, получил от сотрудника Еврейского агентства  ("Сохнута") имя Эфраим Кишон.  По словам Кишона, чиновник Сохнута спросил его, каково его имя, и когда услышал ответ "Франц", сказал:  "Эйн давар казе" – "Нет такой вещи в природе" и написал имя "Эфраим" и также поступил по отношению к его фамилии.

Писатель Аарон Аппельфельд, называемый в детстве Ирвин Аппельфельд, так рассказывал об изменении своего имени во время эмиграции в Израиль: "Отталкивание, неприятие всего того, что было в диаспоре, в том числе и изменение  моего имени, приводило меня в бешенство. Если имя Ирвин было именем, что мои мама и папа выбрали для меня, и  оно им нравилось, почему я обязан поменять его на Аарон? Касательно традиции евреев, они не меняли имен, но добавляли новые имена в случае болезни или опасности. В те годы смена имен была национальным принуждением. Тогда не принимали в расчет, что отрезание старого имени то же самое, что отрезание вашей части тела. [5]"

Писатель Исаак Ауэрбах-Орпаз описал, каким образом требовалось изменить свое имя на имя на иврите, незадолго до чтения его избранных рассказов на радио "Коль Исраэль":   "Со мной поговорили с радио "Коль Исраэль" и попросили меня прочитать мои произведения с именем на иврите. Я ответил, что у меня до сих пор его еще нет. Мне сказали: "позвони в Еврейский национальный фонд и выберите себе имя". Я позвонил в Еврейский национальный фонд – так брали народные имена на иврите. Мне предложили фамилию "Орпаз", я ее принял [6]".

Смена своих имен на ивритские довольно редко происходила среди последней большой волны эмиграции ("алии") из бывшего СССР в 1990-х годах, и многие из них сохранили в Израиле свои имена и фамилии. Волна эмиграции в государство Израиль эфиопов в 1990-х годах и в начале 21-го века вернулась к этой практике. Нужно отметить, что многие имена эмигрантов иностранные и труднопроизносимые для израильского языка, и поэтому  иногда необходимо обеспечить еврейское имя эмигрантам для удобства его восприятия. Тем не менее, многие из эмигрантов сохранили свои собственные имена, как часть  процесса сохранения своей идентичности,  своей культуры и своей личности.

Михаил Ошеров

Горе и позор Англии. Часть 2. Деиндустриализация.

Горе и позор Англии. Часть 2. Деиндустриализация.

Tetcher


"Жалкие остатки. Почему Великобритания больше не производит товары?"

Адитья Чакраборти. 17.04.2013

За последние 30 лет британская промышленность сократилась в размерах на две трети. По масштабам деиндустриализации Великобритания превзошла любое другое крупное государство мира. Это было сделано во имя экономической модернизации — но что же пришло на смену?

Collapse )
Михаил Ошеров

"Негр Итиель" и "Ами и Тами". Смена имен на ивритские в литературе.

"Негр Итиель" и "Ами и Тами". Смена имен на ивритские в литературе.


Как людям навязывали иврит  и заставляли забыть свои имена  и свою историю.

Перевод части статьи из "Википедии" (иврит).

Иврут – ивритизация (Википедия)

http://he.wikipedia.org/wiki/%D7%A2%D7%91%D7%A8%D7%95%D7%AA

עברות

Ивритизация имен в литературе

На заре возрождения языка иврит было опубликовано несколько переводов книг с изменением имен героев на ивритские имена. Особенно запомнились в этом контексте переводы сочинений Шекспира переводчиком Исааком Силкинсоном, в которых "Ромео и Джульетта" превратились в "Ром и Яэль", а "Отелло" получил имя "Итиэль Ха-куши" ("Негр Итиэль").  В более новом, чем эти переводы (Издательство "Мекорот", 1930 г.) , издании, издатель Авраам Кахане написал в предисловии:  "Мы увидели, что нужно вернуть доброе имя и восстановить личные имена героев, как в английском первоисточнике".

Книга Эриха Кестнера "Тридцать пять в мае", которая спустя много лет была заново переведена на иврит и издана в 1999 году, в переводе Михаэля Дака. Первая разница между переводами бросается в глаза:  в то время, как в первом переводе имена героев переведены на иврит, во втором переводе они сохранены, как в немецком источнике.  Герой книги, названный в первом переводе Дани,  во втором переводе носит свое первоначальное имя Конрад, его дядя, названный в первом переводе Сабони ("обмылок" – так израильтяне называли узников концлагерей), во втором переводе носит свое первоначальное имя Рейнглот. Нет сомнения, что второй перевод этой книги более соответствует оригиналу, но ценой уменьшения беглости чтения молодого еврейского читателя. Самым известным переименованием имен на ивритские остается история (сказка) "Ами и Тами", в первоисточнике – "Гензель и Гретель".