September 30th, 2012

Михаил Ошеров

Два народа на одной земле. История колониализма и бывших колоний.


"Согласится ли Израиль на создание независимого арабского государства Палестины? На вывод еврейских поселений с Западного Берега? На раздел Иерусалима? Сегодня эти шаги кажутся неоправданными уступками левым политикам; завтра, когда демографический баланс в Палестине и в собственно Израиле еще больше сдвинется в сторону арабов, они могут показаться неоправданно упущенными возможностями. "

http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer1/Nikiforovich1.php

(Читать дальше ...)

Михаил Ошеров

Два народа на одной земле: исторические аналогии

http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer1/Nikiforovich1.php



Григорий Никифорович

Два народа на одной земле: исторические аналогии

Римский историк Публий Корнелий Тацит в своей «Истории» (книга пятая, глава первая) описывает войска, присоединившиеся к цезарю Титу в его походе на Иерусалим, в следующих словах: «…за армией Тита шли двадцать когорт союзников, восемь конных отрядов, армии царей Агриппы и Сохема, вспомогательные войска царя Антиоха, множество арабов – они были особо опасны для иудеев, ибо эти два народа питали один к другому ненависть, обычную между соседями…» Поход происходил в 70 году нашей эры, когда в Палестине еще существовало еврейское государство (и даже не одно), и о предстоящем рассеянии еще не предрекала ни одна иудейская Кассандра. Однако проблемы с арабами были, оказывается, еще тогда.

Рассеяние, тем не менее, произошло, и хоть какое-то количество евреев всегда оставалось в Палестине, их было настолько мало, что даже мысли о восстановлении еврейского государства (или хоть автономии) не возникало в течение многих веков. Когда же эта мысль, наконец, возникла, она получила практическое выражение в движении сионизма, призвавшего евреев вновь заселить Палестину. Возвращение евреев изменило лицо Ближнего Востока и принесло несомненный успех – государство Израиль недавно отметило свое шестидесятилетие – но отношения с арабами, как и две тысячи лет назад, остались проблемой.

Эта проблема «ненависти, обычной между соседями» хорошо известна в истории – особенно в истории освоения европейцами новых земель в Америке, Африке или Австралии. И, если история и вправду может чему-то научить последующие поколения, имеет смысл взглянуть, хотя бы очень поверхностно, как та же проблема решалась ранее. Ведь, в исторических масштабах, итог еврейского заселения Палестины еще далеко не очевиден…


Collapse )

В Африке наиболее известные и наиболее продолжительные поселения европейцев возникали или на юге или на севере континента. На крайнем Юге колонисты поселились еще в конце XVII века, и даже создали, по существу, первую белокожую африканскую нацию – буров-африканеров. Эти отдаленные потомки голландских и французских гугенотов сами обрабатывали землю, и, к 1913 году, когда буры уже потеряли независимость в войнах с англичанами, белым в Южной Африке принадлежало 90 % земли, а черным – только 8 %. В то же время, из почти 6 миллионного населения белые составляли лишь 20 %. При таких пропорциях, перераспределение власти в пользу черных было лишь вопросом времени. Этот процесс затянулся вплоть до наших дней из-за попытки африканеров сконструировать общество апартеида – раздельного проживания разных расовых общин в одном и том же государстве при главенстве белых. Эксперимент с апартеидом продолжался почти полвека (с 1948 по 1992) и, в целом, провалился, как из-за невозможности для 11 % белых справиться с освободительным движением 77 % черных (процентные данные переписи 1996 года), так и под давлением со стороны мировой общественности. В 1994 году избирательное право в Южной Африке стало универсальным – то есть к власти пришли черные. Благодаря, главным образом, личности первого чернокожего президента – Нельсона Манделы – смена власти произошла сравнительно спокойно, без эксцессов а-ля Патрис Лумумба, но все же с тех пор около 1 миллиона белых эмигрировало. Несмотря на это и на эпидемию СПИДа среди чернокожего населения, экономика ЮАР в 1996-2004 годах росла в среднем на 3,1 % в год, и – пока – успешно противостоит нынешнему экономическому кризису.

Гораздо более драматично сложилась судьба другого белого поселения в Южной Африке – Южной Родезии. Поселенцы не подчинились решению англичан об уходе (1965 год) и провозгласили Родезию, государство, не признанное мировым сообществом. Последовали экономические санкции извне и партизанская война внутри с местным черным населением, руководимым Джошуа Нкомо и Робертом Мугабе. Неравная борьба (270 тысяч белых против 6 миллионов черных, цифры 1978 года) завершилась предсказуемой победой африканцев и провозглашением Республики Зимбабве в 1980 году. (Интересно, что уже в 1982 году победители передрались – Мугабе объявил Нкомо «коброй, которой следует отрубить голову», и тот поспешно бежал в Лондон, навсегда уйдя с политической арены.) За время правления Мугабе некогда процветавшая страна превратилась в пустыню, особенно когда вождь начал насильственное перераспределение земель от белых к черным, что повлекло за собой голод. Белые начали покидать Зимбабве первыми – считается, что сейчас в Зимбабве осталось всего около 30 тысяч белых поселенцев. За ними последовали и черные, в количестве не менее чем 3 миллиона – эти, впрочем, надеются когда-нибудь вернуться, что вызывает сомнения, учитывая СПИД и чудовищное экономическое положение Зимбабве (годовая инфляция в 231 миллион процентов в июле 2008).

В Северной Африке наиболее значительным примером благополучного европейского поселения был Алжир. Французы отобрали Алжир, населенный берберами, у Оттоманской Империи в 1830 году, а уже в 1848 эта страна была объявлена департаментом Франции, в котором жили тогда около 110 тысяч поселенцев и почти 2,5 миллиона местных жителей. В течение последующих ста лет гегемония французов осуществлялась без серьезного противодействия. Более того, алжирские берберы воевали на стороне Франции в двух мировых войнах, за что и были вознаграждены: в 1947 году был основан алжирский парламент. Половина мест в нем отводилась представителям почти 9 миллионов берберов, а другая половина – представителям поселенцев, которых было уже около 900 тысяч и связи которых с собственно Францией уже существенно ослабли. Это, однако, не предотвратило кровопролитную партизанскую войну за освобождение Алжира от французов (середина 1950 годов), завершившуюся их бегством в метрополию сразу после провозглашения независимости в 1962 году. Разные источники называют различное количество «черноногих» – так называли алжирских французов – покинувших Алжир в тот год, но их было не менее одного миллиона. Сегодня (на 2007 год) арабы/берберы составляют 99,5 % от 33,3 миллионного населения Алжира – таков конечный результат освоения европейцами Северной Африки, которое когда-то казалось весьма успешным. (Примерно так же, и в те же сроки рухнула попытка французского освоения Индокитая – поражение Франции в 1940 году многому научило местное население.)

Все эти исторические примеры указывают на определенную закономерность между успехом поселенцев в освоении новой территории и решением проблемы с «соседним народом» – индейцами, австралийскими аборигенами, берберами или чернокожими. Именно, очень грубо говоря, поселенцы закреплялись надолго – на века – по двум основным схемам. Либо, пользуясь сравнительной малочисленностью соседей, они подчиняли их своим законам и, хотя бы частично, ассимилировали их – так было в США и Австралии – либо они сами оказывались ассимилированы, как в Латинской Америке, хотя и при сохранении основ своей цивилизации. Если же численность соседей в разы превосходила количество вновь прибывших, закрепиться, в конце концов, не удавалось – так случилось в Алжире и Родезии. Эксперимент, проходящий в ЮАР, еще не завершен, и пока неясно, пойдет развитие по латиноамериканскому или по родезийскому варианту; последний – увы – представляется сегодня более вероятным.


Collapse )

Здесь можно заметить, что и в государстве Израиль, подобно республикам буров, опора предполагалась (и долгое время существовала) только на собственные руки и головы. В дальнейшем, однако, Израиль не удержался от соблазна расширить свою территорию, приобретя вместе с ней проблему – то самое «угнетаемое население», существование которого оказалось губительным для Алжира и Родезии. Если, опять-таки, к еврейскому заселению Палестины приложимы приведенные выше исторические примеры, то именно теперь Израиль оказался у судьбоносной развилки. Один путь – удерживать завоеванные территории и сохранять за собой ответственность за все более умножающееся на них арабское население со всеми вытекающими из этого последствиями. Другой путь – отделаться от территорий, заселенных преимущественно арабами и возвратиться к концепции еврейского поселения на земле Палестины. В этом случае потенциальные конфликты с арабским окружением остались бы межгосударственными, позволяющими полностью использовать, при необходимости, израильское военное превосходство.

Похоже, что лидеры Израиля понимают стратегическую опасность сохранения арабского населения Палестины под своей юрисдикцией: свидетельство тому – уход из Газы и согласие на автономизацию Западного Берега. Время покажет, последует ли за этим дальнейшее движение в том же направлении и каким оно будет. Согласится ли Израиль на создание независимого арабского государства Палестины? На вывод еврейских поселений с Западного Берега? На раздел Иерусалима? Сегодня эти шаги кажутся неоправданными уступками левым политикам; завтра, когда демографический баланс в Палестине и в собственно Израиле еще больше сдвинется в сторону арабов, они могут показаться неоправданно упущенными возможностями. С другой стороны, маловероятные сегодня жесткие меры по сохранению еврейского характера Израиля, предлагаемые правыми – например, законодательное закрепление статуса Израиля как еврейского государства и обязанностей всех его граждан, вытекающих из этого обстоятельства – завтра могут оказаться жизненно необходимыми. Пока Израиль все еще способен принять и осуществить эти – или другие – решения относительно самостоятельно – завтра он может быть вынужден подчиниться диктату «соседнего народа».

Разумеется, никто не в состоянии предсказать, с какими новыми проблемами столкнутся евреи в Палестине в последующие годы и десятилетия. Но старая проблема противостояния арабов и евреев, подмеченная еще римлянами двадцать веков назад, останется наверняка. И, если доверять историческим аналогиям, именно от ее решения будет зависеть, сохранится ли государство Израиль в веках или останется лишь сравнительно кратким эпизодом в многотысячелетней истории еврейского народа.

Михаил Ошеров

Разговор в Фейсбуке с раввином о правах израильтян и палестинцев на землю.

Раввин:  Хочу задать Вам вопрос лично.
Михаил Ошеров:  Задавайте.

Раввин: Вы написали, что арабы - истинные владельцы земли. Почему?
Михаил Ошеров Они тут живут 1 400 лет.

Раввин:  А евреи живут вне Эрец после разрушения 1 Храма, лет так 2500. И что?
Михаил Ошеров:      И ничего. Два народа претендуют на одну землю и им надо либо жить вместе, либо отдельно. Вместе - это одно общее государство с равными правами для всех народов - отдельно - два национальных государства.

Раввин:      А что, если бы евреев в черте оседлости было большинство, то мы могли бы провозгласить эту территорию своей?
Михаил Ошеров:     В истории такие случаи происходили неоднократно - расплодившиеся народы-пришельцы выживали аборигенов. Евреи точно также уничтожили хааннеян. К тому же 2 000 лет достаточно большой срок для утраты исключительных прав. Подчеркиваю - исключительных. Я исхожу из того, что на планете Земля все народы равны и права всех народов равны.
Михаил Ошеров:     У евреев есть права на эту землю, но не исключительные. Это означает, что нужно как-то договориться с арабами - или о совместном или о раздельном проживании. Уничтожение арабского народа ради исключительных прав евреев в современном мире не допустит никто.

Раввин:    Но тогда Вы отрицаете право частного владения земли.
Михаил Ошеров:      Я вообще почти коммунист по убеждениям. Не отвлекайтесь от темы.    В данном случае права частных лиц на землю. турецкое и британское правоприменение не помогает решить основной вопрос, а только его запутывает.

Раввин:      Насчет прав арабов. Было ошибкой то, что после возврата частей территории Святой Земли (после войн), жителям ее не дали все документы (т.з. , паспорт).
Михаил Ошеров:      Если завтра объявят государство от моря до моря - я только за. Обеими руками. Но с одним условием - равные права всем гражданам. Вы готовы предоставить гражданские права еще 2-м миллионам арабов ради государства от моря до моря?
 Лучше жить в маленьком, но еврейском государстве, чем в большом еврейско-арабском. Дмитрий Радышевский пишет, что евреи должны возглавить семитское арабское движение и новый халифат. Вот Вам большой Эрец-Исраэль.

Раввин:     Дело в том, что у Радышевского не еврейский, а христианский взгляд (хотя я не знаю его национальность). В Торе вообще нет указания создавать государство нам любимым. В Торе есть понятие идеального государства,. В Торе есть разделение человечества по нациям (семени). Это закон природы, установленный Источником. Все остальное противоестественно. В Торе народ определяется количеством мужчин одного семени. Национализм высшей степени, но так создан мир.
Михаил Ошеров:      В Торе вообще ничего не говорится про государство Израиль. Насколько я понимаю, самые верующие и самые ортодоксальные евреи отрицают нынешнее государство Израиль.

Раввин:      Религиозный истаблишмент ждет Машиаха. Вообще все запутались.
Михаил Ошеров:     Вот и я про то же самое - либо мы говорим об исключительных правах и ждем Машиаха, чтобы он дал нам эти права, либо мы стоим светское государство без исключительных прав. А без исключительных прав - это означает признание прав за арабским народом на эту землю - таких же, как прав еврейского народа. А те, для тех, кто говорит об исключительных правах. я говорю - ждите Машиаха, и он даст их Вам. Я ответил Вам на Ваш изначальный вопрос?

Раввин:     Понимаете, Михаил, эта Земля является моей частной собственностью и моих братьев, потому что мой папа еврей и его папа и так, я надеюсь, родословие до Яакова Исраэля. Вы меня убеждаете оставить папино наследство. Я не хочу, т к это большие деньги, да и не справедливо. Правда, я еще не имею возможности их делить. А руководитель над нами и нашей территорией будет назначаться, а не избираться гражданами. Назначаться только из среды братьев. Никакой демократии.
Михаил Ошеров:      В юриспруденции есть такое понятие - "выморочность". Когда кто-то что-то не использует, он утрачивает права владения и использования.
 У Вас нет тут никакого наследства. И у меня, и у других. Наши права утрачены, и тут живет другой народ. Если мы будем ссылаться на то, что наши права - от б-га, то в б-жье книге написано, что надо ждать Машиаха. Тут есть другой народ, уничтожить его нельзя, и с ним надо как-то договориться, учитывая интересы обоих народов.

Раввин:      Вся проблема демократов в демографической ситуации. А что, если бы мы были здесь в значительном меньшинстве, это уже было бы не наше место на планете? Арабы получат документы, но будут жить не в наших городах, т к другая культура. А насчет Машиаха - то в Торе Моше даже такого слова нет.
Михаил Ошеров:      Если бы мы были здесь в меньшинстве, то жили бы в арабской Палестине но с очагом еврейского народа - как до 1948 года.

Раввин:      Нам не важно кого сколько, нам важно кто хозяин, армия и кто собирает дань.

-------------
Вы можете не считать палестинцев народом - это Ваше право.

В свое время евреев тоже не считали народом - у него не было своей земли.

Если общность людей считает себя народом, самоидентифицирует себя как народ, то это - народ.

Что касается прав на эту землю, то проблема состоит в том, что у евреев и у арабов есть на нее права. И, в общем-то, примерно равные. У евреев нет исключительных прав на эту землю. Фразы типа "мы тут жили 2 500 лет назад" не прокатывают. По этому принципу венгры и болгары могут претендовать на Поволжье, англо-саксы - на Данию и Шлезвиг-Гольштейн. Если считать источником исключительных прав на эту землю Тору и ТАНАХ, то там ясно сказано, что нынешнее государство Израиль нелегитимно, и что нужно ждать Машиаха. Что, собственно говоря, и постулируют истинно верующие иудеи.
Михаил Ошеров

Зачем я пишу? Дискуссия с умным человеком.

Зачем я пишу? Дискуссия с умным человеком.

Это - часть переписки на Фейсбуке с человеком, с которым я учился в одной школе (но в разное время). Он прожил здесь, в Израиле, свыше 20 лет и стал практически израильтянином. Заранее обращаю внимание всех читателей на неизменный уход от обсуждения моим собеседником конкретных  фактов в сторону обсуждения либо эмоциональных материй, либо обсуждения других вопросов и изменения темы, либо  на переход на личности. Поводом для дискуссии послужила статья "Израильская безнаказанность" - http://www.proza.ru/2012/04/16/1980

Maxim R. Миша, зачем Вы все это пишете? Для кого? Каким Вы представляете себе Вашего читателя? Вы не знаете ни прошлого, ни настоящего Израиля, переселились сюда совсем недавно и, как следствие, не понимаете ни израильтян в частности, ни ментальности западного человека в целом. Если Вы тут задержитесь, то Вам со временем будет самому стыдно перечитывать эту обличительную околесицу, которую и опровергнуть невозможно, поскольку Вы находитесь в другой системе координат.     В этом ловушка интернета - редактора нет и никто не скажет: "Нет, я не буду это печатать".

 Михаил Ошеров

 1. Ментальность израильтян и ментальность западного человека сильно отличаются, не правда ли? зачем Вы смешиваете эти два понятия в одну кучу в одном предложении?

2. Мне очень часто отвечают в Вашем духе и в Вашем стиле, очень эмоционально, или менее эмоционально, но до сих пор я еще ни разу не получил ответа с фактами, аргументированного. Я пишу, то что пишу, на основании предельно рациональных соображений. Люди здесь живут в иной реальности, здесь многие рациональные соображения отбрасываются, люди здесь (и израильтяне, и русскоязычные) иногда не видят, не слышат, не хотят видеть и не хотят слышать простых и общеизвестных фактов - они не укладываются в господствующую здесь идеологию.

3. Я пишу многие эти статьи очень долго, собираю факты, статьи вылеживаются, я возвращаюсь к ним, чтобы прочесть "свежим взглядом", "свежей головой". То, что они вызывают такую реакцию - это вопрос идеологический. Сейчас здесь происходит крах господствующей идеологии, но ничего взамен элита не предлагает.

 Maxim R. Миша, спорить с Вами сложно потому, что, как я уже сказал, Вы находитесь в другой системе координат. Одно из фундаментальных различий западной и восточной ментальностей состоит в отношении к человеческой личности, к ценности человеческой жизни. В принципе, после такого пассажа: "Когда государство Израиль меняет трупы двух солдат и одного живого бизнесмена-посредника на большое количество палестинских заключенных, когда одного солдата Гилада Шалита меняют на 1000 палестинских заключенных - это все следствия этой же панической боязни потерь" - я могу дальше не читатать, потому что я вижу, что Вы подходите к Израилю с мерками, вбитыми в нас в Советском Союзе, в частности, на примере Второй мировой войны, когда сотни тысяч гибли ни за что. Пока Вы не поймете этого, говорить нам не о чем. Равно как и спорить.

 Михаил Ошеров В Израиле господствует восточная идеология, но иногда израильская элита прикидывается "европейцем". О ценностях человеческих жизней тут счет просто двойной - полторы тысячи убитых в 2009 году в Секторе Газа в израильской элите никого не волновали, зато история с одним-единственным Гиладом Шалитом ... Это - показатель самой страшной идеологии - идеологии еврейского превосходства и еврейской исключительности. Вы это имели в виду, Вам именно это нравится в Израиле?

 Михаил Ошеров  Методы Бен-Гурина не намного отличались от методов нелюбимого Вами Сталина. Вы пишете: " сотни тысяч гибли ни за что." Скажите, Вы в курсе того, Вы знаете, как и сколько народу погибло при штурме Латруна? Эмигрантов, не знающих иврита и плохо вооруженных бросили в бой погибать под арабскими пулями. Имена многих погибших неизвестны до сих пор - перед боем не успели составить списки. "Никто не забыт и ничто не забыто ...". Вы в курсе того, кто отдавал приказ о штурме Латруна?

 Maxim R. Миша, Вы в Вашем праведном гневе сваливаете все в одну кучу. Во-первых, кто эти мифические "элиты"? Откуда Вы знаете, что у них на уме? Откуда Вы знаете, что жизнь Шалита представляет для них ценность? И, еще раз, для кого Вы пишете Ваши статьи? Кто Ваш потенциальный читатель? Какова цель Ваших публикаций?  И, наконец, откуда этот обличительный тон праведника? Кто Вы? Вы разочарованы тем, что Израиль оказался не таким, как Вы думали? Вы хотите просветить местный народ и изменить ситуацию к лучшему?

 Михаил Ошеров  

Я знаю, что Вам проще вместо ответов на мои вопросы задавать свои.

 а) в Израиле, как и в любом обществе, как и в любом государстве существует элита. Она неоднородна и состоит из двух частей с разной идеологией - "старая" левая элита - писатели, юристы, ученые, профсоюзы, чиновники и "новая" ликудовская правая - олигархи, чиновники, банкиры, поддерживаемые ликудовскими марокканцами и торговцами с рынков.

б) если бы жизнь Шалита не представляла бы для них ценности, они бы не занимались торговлей и обменом его на сотни заключенных. В 60-х - 70-х годах были случаи попадания в плен, о них мало говорилось и никого не обменяли.

 в) цель моих публикаций - формирование рациональной левой русскоязычной идеологии

г) мой потенциальный читатель - примерно половина русскоязычной алии, малообеспеченные люди, евреи с европейской идеологией и мироощущением.

 У меня нет никакого обличительного тона, просто я пишу о вещах, о которых ранее здесь никто не писал, и Вам это кажется сильно разоблачительным. Я не разочарован в Израиле, потому что ранее не был "очарован". Я читал израильский интернет - СМИ и форумы свыше 14 лет и за эти годы у меня сложилось, как выяснилось по приезду сюда, достаточно адекватное представление об Израиле. Да, я хочу просветить местный народ и улучшить жизнь к лучшему - как минимум в сферах жилья, пенсий и дискриминации русскоязычных граждан Израиля.

Михаил Ошеров

Кого поддерживает израильское правительство?

В условиях надвигающегося экономического кризиса израильское правительство поддерживает классово близких олигархов и иностранных инвесторов.

Олигархам прощаются их многомиллиардные долги.

http://solnzevorot.livejournal.com/683117.html#comments

"Общепринятая в последнее время в Израиле практика -корпорации выпускают на биржу свои облигации (долговые обязательства), с помощью этих ценных бумаг аккумулируют деньги мелких вкладчиков, а потом просят владельцев ценных бумаг об отсрочке платежей и списании части долгов по облигациям (эту процедуру в Израиле называют «стрижкой»). Как правило, в таких случаях олигархи получают согласие владельцев ценных бумаг на «стрижку», так как инвесторы опасаются остаться у разбитого корыта, если корпорация разорится.
Обратите внимание:все происходит в рамках закона- стороны «полюбовно договариваются» о компромиссе. Однако соотношение сил договаривающихся сторон в таких случаях выглядит настолько вопиюще неравным, что в обществе нарастает возмущение «шантажом» магнатов — и неспособностью государства ограничить их безраздельное господство над финансовыми рынками.
Вчера СМИ сообщили еще об одной такой "стрижке"-газовому барону Ицхаку Тшуве списали 2.15 миллиарда шекелей."


------------------------

Долг Моше Сильмана Битуах Леуми составлял 5 тысяч шекелей - и этот долг ему не простили. Ицхаку Тшуве государство Израиль за счет обманутых им инвесторов подарило 2. 15 миллиарда шекелей. так государство Израиль защищает мелких вкладчиков и мелкий бизнес.

-----------------------

У иностранных инвесторов накопился примерно 30-миллиардный долг перед бюджетом государства Израиль.

http://solnzevorot.livejournal.com/682784.html

"Финансовая комиссия Кнессета ожидаемо утвердила поправку к закону о корпоративных налогах.
Согласно новому положению корпорации получают новые, беспрецедентные налоговые скидки про освобождении так называемых «запертых» доходов .
«Запертые» доходы — это доходы транснациональных корпораций, с которых они имеют право не платить корпоративный налог, пока эти деньги остаются внутри Израиля. Такое право дал крупным компаниям принятый десять лет назад закон о поощрении инвестиций, и за это десятилетие их освобожденные от налога доходы составили в общей сложности 120 миллиардов шекелей. Эти деньги именуются «запертыми», так как корпорации не имели права вывести их из страны без того, чтобы заплатить с них полную сумму корпоративного налога ( порядка 10-25%) плюс 15% налог на дивиденды.
Теперь же сумма налога при освобождении «запертых» доходов составит всего 6-17% . По расчетам минфина, отчаянно пытающегося наполнить казну, корпорации начнут высвобождать "запертые доходы" что даст государству не менее 3 миллиардов шекелей.
3 миллиарда шекелей -значительная сумма но она ничтожна по сравнению с прямыми потерями государства в результате этой позорной сделки с крупным капиталом. За десять лет действия прежнего закона корпорации накопили как минимум 120 миллиардов шекелей «запертых» доходов -с этой суммы государство (да,да,школы ,больницы,инвалиды,инфраструктура,социальное жилье,пособия и прочее) недополучилo порядка 30 миллиардов шекелей."


------------------------

Еще раз хочу напомнить - долг Моше Сильмана составлял 5 тысяч шекелей, и его ему не простили, а, наоборот, начали накручивать проценты и в конце концов конфисковали его бизнес. А 30 миллиардов шекелей израильское государство прощает небедным фирмам типа "Интела".

А вот как государство Израиль поддерживает средний бизнес, создающий рабочие места там, где они особенно нужны - на периферии.

http://solnzevorot.livejournal.com/681769.html

"наглядный пример -
http://news.israelinfo.ru/tribune/42740  того как невидимая рука придушила градообразующее предприятие и теперь подталкивает 400 рабочих семей Галилеи к нищете,недоеданию,долгам,выселениям из квартир и самосожжениям.
кроме того ,от сотрудничества с "Феницией" зависят еще около 600 рабочих-поставщиков и произвосителей сырья для завода.
и кстати ,это единственный завод в Израиле который выпускает высококачественное стекло и успешно конкурирует на европейских рынках,экспортирует стекло на 60 миллионов долларов в год.
Совершенно непонятно (то есть на самом деле очень понятно) почему чикагские мальчики минфина считают возможным предоставлять из года в год невиданные налоговые льготы олигархам но не могут списать долги "Фениции" и гарантировать тем самым нормальное функционирование завода и достойную жизнь рабочим."


------------------------------------

Государство Израиль прощает 30 миллиардов шекелей иностранным инвесторам и 2,15 миллиарда шекеля олигарху, но не прощает 5 тысяч шекелей индивидуальному предпринимателю и не может дать заводу, на котором работает 400 человек, и который является градообразующим предприятием, отсрочку по платежам в размере 20 миллионов шекелей.

Экономическая политика государства Израиль - отобрать последние деньги у бедных и отдать богатым. Лишить бедных людей работы и облегчать жизнь своим и иностранным олигархам.

"Если у евреев будет свое государство, они его продадут" (С) Вольтер