August 27th, 2012

Михаил Ошеров

Четвертая российская модернизация

Модернизация - это процесс ускоренного догоняющего развития, осуществляющийся сверху, высшим руководством страны. В основном это происходит тогда, когда руководство страны недовольно отставанием своей страны от соседних или других, более развитых стран, и не видит возможность ликвидировать это отставание в рамках действующей системы власти. Общая схема модернизации примерна одинакова - неудачные попытки ускорить развитие страны в рамках действующей системы власти, сбор информации. подготовка, планирование, создание параллельных органов власти и введение туда исключительно новых людей, не связанных с действующей ранее системой власти и лично преданных руководителю страны, слом старых аппаратов власти и передача управления новым властным структурам параллельно с технической модернизацией, научным прогрессом и экономическим ростом. Модернизация сопровождается усилением автократии и снижением уровня демократии в обществе.

В истории России было три успешных модернизации - модернизация Ивана Грозного, модернизация Петра I и модернизация Сталина. Основная цель этой книги - выявить общие черты и различия этих модернизаций.

Перед каждой российской  модернизаций был период активного проникновения иностранных знаний в различных областях, в основном коснувшийся элиты общества. До модернизации Ивана Грозного после женитьбы Ивана III на Софье Палеолог в Россию вместе с невестой приехало много итальянцев, которые заняли различные места при дворе. Была привезена большая библиотека иностранных книг, которую ищут до сих пор. До Петра I были "тишайший" царь Алексей Михайлович и боярин Василий Голицин, привечавшие иностранцев. До Ленина и Сталина была эпоха активной капиталистической индустриализации России, принесшая массовые газеты, телеграф и большой и быстрый информационный обмен с европейскими столицами - Лондоном, Парижем и Берлином.

Собственно процесс модернизации состоит из нескольких процессов. Предварительный этап - это этап сбора информации, в основном, внешней. Внутренняя информация дает правителю лишь отчет о  невозможности управлять страной в полной мере. Первый процесс, первый этап модернизации - это процесс реновации, обновления -  создания нового параллельного аппарата власти или системы управления государством и обществом, в котором используются только так называемые "новые люди".  Это нужно потому, что  руководитель страны не может использовать по тем или иным причинам старый государственный аппарат, в данных первых двух случаях - боярскую думу.

Если говорить о реновации Ивана Грозного,  то бояре, заседавшие в Боярской думе, были достаточно самостоятельными и относительно независимыми от царя. Когда им нужно было принимать и затем исполнять решения, противоречащие их непосредственным интересам, они либо противились им, либо саботировали их исполнение. Что ограничивало возможности и волю правящего царя. В какой-то момент времени царь Иван Грозный понял, что самодержавное управление Россией через действующие институты власти более невозможно, и принял решение о начале реновационного проекта - первоначально в одной отдельно  выделенной особой (опричь старой) части России - учредил опричнину. Опричные земли  управлялись лично государем  назначенными им людьми, взятыми из "низов" (точнее, не только из самых низов, но просто из слоев общества, более низких, чем бояре, в частности, из служивых дворян). Остальную часть России он оставил на управление боярам, и даже на короткий период времени - 11 месяцев с 1575 по 1576 годов поставил править  земщиной (оставшейся после выделения опричнины частью России)  касимовского хана  Симеона Бекбулатовича.

Несколько аналогичными методами управления действовал молодой Петр I, который отправившись с Великим посольством в Европу, оставил в России вместо себя наместником с царскими правами (с титулом князь-кесаря) потомка Рюрика князя Федора Юрьевича Ромодановского.  В Великом посольстве Петр I формально занимал низкую должность - что-то вроде прикомандированного к посольству, чтобы не тратить время на церемониалы, а изучать европейские науки, политику, экономику, военное дело, искусство и ремесла. Формально Великим посольством при присутствующем самодержавном царе руководил триумвират - иностранец Франц Лефорт, боярин Федор Головин и высший дипломатический чиновник - думный дьяк Прокофий Возницын. Вернувшись в Россию Петр I проведение своих реформ осуществлял через административную опричнину - через создание новых министерств - коллегий вместо управлявших ранее страной  приказов-министерств царя Алексея Михайловича. Иосиф Сталин номинально высший пост в стране - должность председателя ВЦИК - председателя президиума Верховного Совета, оставил за "всесоюзным старостой" Михаилом Ивановичем Калининым.

 Новые министерства - петровские коллегии наполнялись уже новыми людьми, в основном из молодых служивых дворян, молодых бояр,  верных идеям Петра I, людьми из самых низов, типа дворецкого боярина Бориса Шереметьва Алексея Курбатова, придумавшего гербовую бумагу, на которой должны были оформляться договора и сделки, и цена которой заменяла фактический налог на сделки, пополнявший казну.  Петр I понял проект, реализовал его, а автора наградил - назначил его дьяком в Оружейный приказ, пожаловал дом в Москве, поместье и приказал наблюдать за сбором денег с продажи гербовой бумаги. Выходца из низов, из крестьян, Алексея Нестерова, Петр I выдвинул на службу в свою тайную полицию, а затем назначил ее руководителем - обер-фискалом. Самую значительную карьеру при Петре I сделал Александр Меньшиков, ставшим самым влиятельным сановником России после смерти Петра I.

Новые петровские министерства пополнялись также иностранцами, которых Петр I старался не ставить на первые роли, памятуя о ненадежности и относительной независимости  иностранцев на службе у Федора Алексеевича и Софьи Алексеевны. Если иностранец занимал руководящую роль в какой-нибудь коллегии, то к нему приставлялись заместителями верные лично Петру I молодые люди, которые по мере усвоения ими иностранного опыта управления выдвигались Петром I на первые роли, замещая иностранцев.

Возвращаясь к Ивану Грозному, он набирал в опричнину "новых людей". Ранее, тяготясь боярским правлением, он приблизил к себе не очень знатных Ивана Висковатого,  Алексея Адашева и священника Сильвестра. "Новых людей" Иван Грозный набирал в основном из дворянских детей, преданных лично ему. Опричнина Ивана Грозного действовала жестокими методами, но в целом выполнила свою цель - создание единой самодержавной системы власти и ликвидацию относительно независимых от Москвы земель и владений. Действовавшие во времена Ивана Грозного две параллельных системы управления - опричная и земская в конце концов были вновь объединены, но при более централизованной и управляемой системе власти. Таким образом, и опричнина Ивана Грозного, и петровские коллегии свои исторические задачи выполнили - сменили устаревшие системы власти на более новые. необходимые для дальнейших этапов модернизации.

Вторым этапом модернизации, проводившимся Петром I параллельно с реновацией, разве что с нескольким запаздыванием, явилась техническая революция, техническое перевооружение страны, в первую очередь армии. Для этого происходило усиленное образование петровских "новых людей", в основном за границей, создание российских школ и университетов, создание новых, в основном государственных, заводов и фабрик, развитие наук и ремесел. Техническая модернизация стала одним из основных достижений эпохи Петра I, создавшим за короткий срок одну из самых сильных армий в Европе и благодаря этому победившим в Северной войне самую сильную на тот момент армию в Европе - Шведскую. Одновременно с технической модернизацией происходил резкий рост внешнеэкономических связей с Европой.

Иван Грозный, понимая необходимость модернизации страны в целом, не осуществил техническую модернизацию. В результате общие задачи. стоящие перед страной, не были выполнены, а цена опричнины, проводившейся жесточайшими методами, оказалась очень высокой.

Иосиф Сталин проводил модернизацию в особенных послереволюционных условиях. Ему в 1921 году достались неработающие, митингующие и заседающие госаппарат и аппарат ВПКБ. Сталин начал с замены кадров в партаппарате на молодых, лично ему преданных людей, с одновременной борьбой за единство в партии с троцкистами и с бухаринско-зиновьевской оппозицией, с массового призыва в партию (после смерти Ленина в 1924 году) и с передачей фактических полномочий государственной власти от гос. аппарата в партийный аппарат. После чего сталинская реновация была завершена. Сталинская техническая модернизация по масштабам не имела и до сих пор не имеет аналогов в мире - "Сталин принял Россию с сохой и оставил с ракетами". Индустриализация, проведенная Сталиным, была самым успешным модернизаторским проектом 20 века. За несколько коротких лет Советский Союз из полуаграрной страны превратился в мощную индустриальную державу.

В нынешней России действующий государственный аппарат не способен ни к какой модернизации. Это означает, что у руководства страны просто нет выбора.

Если раньше, до середины 2000-х годов российская элита формировалась, причем из разных источников - бизнес, государева служба, армия, то сейчас она представляет собой практически единое целое - через браки детей и через различные альянсы бизнеса, государственного бизнеса, чиновников и силовиков. И политическая идеология этой элиты ужасна. Если иногда почитать антисоциальные, практически людоедские и иногда просто русофобские высказывания людей, занимающих высокие посты, и выражающих интересы многих - Юргенса, Гонтмахера, Гозмана, Авена, если послушать, о чём и как говорили представители элиты на Болотной, то за будущее России просто становится страшно. Еще один, технический, казалось бы вопрос - как с поста президента управлять правительством, идеологически и материально связанным с такой элитой, как обеспечить управляемость министров, как обеспечить управляемость министрами министерств, как обеспечить получение надежной информации о деятельности министерств и правительства независимо от него - при такой связке всех высших чиновников с нынешней элитой перерастает в вопрос политический.

Второй, не менее важный вопрос - обеспечение преемственности власти при нынешнем авторитарном режиме. О нем я подробно писал в предыдущей статье -

http://www.iarex.ru/articles/24998.html

Чтобы решить эти два вопроса, Владимир Путин не имеет права сейчас вводить во власть и ставить на княжение людей из старой обоймы - они объективно будут своими интересами связаны с нынешней, фактически враждебной ему элите. Чтобы не "сдать" страну с потрохами американцам и их прихвостням, Владимир Путин сейчас будет вынужден "перебирать людишек", выражаясь словами Ивана Грозного, вводить новых людей во власть. Его возможности тут резко ограничены. Людей, которым Владимир Путин лично доверяет не так много. Это те, кто вместе с ним учились, работали. Они фактически все уже на виду, и организационные возможности их вполне известны. Многие из них имеют свои достаточно большие бизнесы, и соответственно, бизнес-интересы, и. поэтому, не смогут служить России как государственные чиновники. Следующий идеологический кадровый резерв - это "Наши".  Но тут возникает проблема компетенции. За 20 лет в России создано несколько институтов государственной службы, но не создано ничего, что противостояло бы ультралиберальной экономической школе, которая инcтитуциировалась и зомбирует подрастающую молодежь через ВШЭ и РЭШ и подобные экономические институты. Школа государственных финансов, финансов социальных, сохранилась только в экономических факультетах "старых" университетов, и то через некоторое время там к власти тоже могут прийти ультралибералы, подобные тем, кто вместе с Ельциным почти уничтожили российскую экономику.

То, что нужно сейчас делать Владимиру Путину - это набирать на государственную службу людей независимых, "государственных", свободно мыслящих, независимо от их должностей и образования. Людей мыслящих о благе страны и народа, а не о своём кошельке или о заокеанских грантодателях.  Людей, не связанных с нынешней элитой.  Позвали бы меня лично сейчас служить на государеву службу, - пошёл бы не задумываясь. Старые институты власти сейчас использовать тоже невозможно - все посты заняты "своими людьми" нынешней элиты. России сейчас, именно сейчас нужны новые государственные институты власти, свободные от старых чиновников и старых схем влияния. Нашей России  нужна новая опричнина, ибо все бояре заворовались и не желают служить своей стране.

Михаил Ошеров

Ссылки в интернете:

http://www.bkgazeta.kz/news/politika/news_2012-08-20-23-17-30-116.html

http://www.newsland.ru/news/detail/id/1019842/

http://netskop.ru/publitcistika/news_2012-08-21-03-12-33-445.html

http://discred.ucoz.ru/news/chto_nuzhno_delat_vladimiru_putinu_i_chto_mozhet_chetvertaja_modernizacija/2012-08-20-1921
http://ruclubnews.ru/chetvyortaya-rossijskaya-modernizaciya.html
http://www.world-press.kz/news/72793/Chetvertaya_rossiyskaya_modernizaciya

http://www.iraq-war.ru/article/276560
Михаил Ошеров

России нужна новая опричнина.

России нужна новая опричнина.

Некоторое недоумение, возникшее в политологических кругах и в элите российского общества, связанное с назначение на один из высочайших государственных постов - пост полномочного представителя президента России в Уральском федеральном округе г-на Игоря Холманских, еще недавно работающего всего лишь начальником цеха на "Уралвагонзаводе" достаточно объяснимо.

После середины 90-х годов, когда младшие научные сотрудники и работники кооперативных предприятий становились министрами экономического блока и вице-премьерами, такая стремительная карьера - от начальника цеха Уралвагонзавода до депутат гордумы Нижнего Тагила и теперь - полпреда президента - нехарактерна для представителей нынешней чиновничьей элиты. Места во власти стоят нынче дорого, за каждый пост идет нешуточная битва интересов, люди пятилетиями и десятилетиями сидят на одной и той же должности, дожидаясь повышения по службе, естественных механизмов карьеры почти не создано - ни механизмов повышения квалификации, ни механизмов горизонтальной ротации.
И тут вдруг - стремительное восхождение г-на Игоря Холманских  на такой высокий пост.

В последней российской истории, кроме карьер детей ближайших приближенных президента и министров, я могу назвать только одно такого рода назначение, - это назначение корреспондента российского телевидения Маргариты Симоньян в возрасте 25 лет главой создающегося российского телевизионного иновещания - телеканала "Russia Today".

Надо заметить, что выбор 7 лет назад г-ном Путиным г-жи Симоньян был на редкость удачным - телеканал "Russia Today" сейчас осуществляет круглосуточное вещание на заграницу на трех важнейших языках - английском, арабском и испанском. И стал достаточно влиятельным в мировом информационном пространстве. Голос новой России теперь в мире хорошо слышен.

Но сейчас, как я указал выше, времена изменились. Если раньше, до середины 2000-х годов российская элита формировалась, причем из разных источников - бизнес, государева служба, армия, то сейчас она представляет собой практически единое целое - через браки детей и через различные альянсы бизнеса, государственного бизнеса, чиновников и силовиков. И политическая идеология этой элиты ужасна. Если иногда почитать антисоциальные, практически людоедские и иногда просто русофобские высказывания людей, занимающих высокие посты, и выражающих интересы многих - Юргенса, Гонтмахера, Гозмана, Авена, если послушать, о чём и как говорили представители элиты на Болотной, то за будущее России просто становится страшно. Еще один, технический, казалось бы вопрос - как с поста президента управлять правительством, идеологически и материально связанным с такой элитой, как обеспечить управляемость министров, как обеспечить управляемость министрами министерств, как обеспечить получение надежной информации о деятельности министерств и правительства независимо от него - при такой связке всех высших чиновников с нынешней элитой перерастает в вопрос политический.

Второй, не менее важный вопрос - обеспечение преемственности власти при нынешнем авторитарном режиме. О нем я подробно писал в предыдущей статье - http://www.iarex.ru/articles/24998.html

Чтобы решить эти два вопроса, Владимир Путин не имеет права сейчас вводить во власть и ставить на княжение людей из старой обоймы - они объективно будут своими интересами связаны с нынешней, фактически враждебной ему элите. Чтобы не "сдать" страну с потрохами американцам и их прихвостням, Владимир Путин сейчас будет вынужден "перебирать людишек", выражаясь словами Ивана Грозного, вводить новых людей во власть. Его возможности тут резко ограничены. Людей, которым Владимир Путин лично доверяет не так много. Это те, кто вместе с ним учились, работали. Они фактически все уже на виду, и организационные возможности их вполне известны. Многие из них имеют свои достаточно большие бизнесы, и соответственно, бизнес-интересы, и. поэтому, не смогут служить России как государственные чиновники. Следующий идеологический кадровый резерв - это "Наши".  Но тут возникает проблема компетенции. За 20 лет в России создано несколько институтов государственной службы, но не создано ничего, что противостояло бы ультралиберальной экономической школе, которая инcтитуциировалась и зомбирует подрастающую молодежь через ВШЭ, РЭШ и подобные экономические институты. Школа государственных финансов, финансов социальных, сохранилась только в экономических факультетах "старых" университетов, и то через некоторое время там к власти тоже могут прийти ультралибералы, подобные тем, кто вместе с Ельциным почти уничтожили российскую экономику.

То, что нужно сейчас делать Владимиру Путину - это набирать на государственную службу людей независимых, "государственных", свободно мыслящих, независимо от их должностей и образования. Людей мыслящих о благе страны и народа, а не о своём кошельке или о заокеанских грантодателях.  Людей, не связанных с нынешней элитой. Старые институты власти сейчас использовать тоже невозможно - все посты заняты "своими людьми" нынешней элиты. России сейчас, именно сейчас нужны новые государственные институты власти, свободные от старых чиновников и старых схем влияния. Нашей России  нужна новая опричнина, ибо все бояре заворовались и не желают служить своей стране.

Михаил Ошеров,
Михаил Ошеров

О преемственности власти при авторитаризме

Основная проблема всех авторитарных режимов - их краткосрочность в исторической перспективе. Ни одному авторитарному режиму никогда не удавалось решить проблему преемственности, проблему передачи власти. За небольшим исключением - Римская империя времен Антонинов, когда действующий император усыновлял своего будущего преемника в ущерб интересам своих детей.  Во всех остальных случаях  в истории действующий властитель опасался возможных преемников и старался их устранить. А официально объявленные преемники старались ускорить свой приход к власти.  Самый известные исторические эпизоды - это война Ричарда Львиное сердце и его братьев против собственного отца, взаимоотношения  Генрихов Четвертого и Пятого.  В современном Китае ради спокойствия и стабильности страны проблема преемственности власти решается максимально спокойно - за последние годы сменилось несколько руководителей страны, и Китай при этом не испытал никаких кризисов. Власть передается более молодым лидерам, которых постепенно проводят по ступеням государственной карьеры.

В России действующий правитель всегда опасается конкурентов. И пытается их политически задавить. Поэтому к концу своей исторической эпохи у правителя не остается возможных наследников - все политическое поле выжжено и вытоптано. К тому же бесконтрольная власть развращает,  и властитель, совершавший, возможно, противозаконные действия,  просто боится выйти на пенсию без гарантий личной неприкосновенности со стороны новой власти. Иногда бывают и казусы. Борис Ельцин как-то то ли спьяну, то ли с бодуна сказал кому-то про Бориса Немцова, как про будущего правителя страны. И у того, похоже, с тех пор реально "поехала крыша".  Сам Борис Ельцин тянул с выбором наследника до последнего.

Российская политика - политика сакральная и публичная.  Реализация схемы закулисного управления страной реальным правителем (которая в свое время была реализована в Мексике) в России оборачивается десакрализацией власти, которая в этом случае персофиницируется во временного правителя. В результате страдает и авторитет власти, и авторитет обоих правителей - и реального, и его временного заместителя. Предпоследний раз так "чудил" всевластный царь Иван Васильевич Грозный, короновавший на царство российское в 1575 году Симеона Бекбулатовича Касимовского, а себе оставивший скромный титул Ивана Васильевича Московского.

С проблемой передачи власти столкнулся и Советский Союз на закате своей исторической эпохи. Возраст почти всех членов Политбюро в 1980-е годы давно уже превысил критический, новых  молодых относительно себя они в свой круг не допускали. И когда они стали умирать один за другим, выяснилось, что достойных преемников у них нет. А их единственный, но недостойный преемник разрушил великую страну.

Вопрос о преемнике неизбежен при любом правителе, при любой власти - в истории не бывает ничего вечного и неизменного. В российской истории этот вопрос своего решения пока не находил. Удастся ли, вопреки исторической российской традиции, решить этот вопрос Владимиру Путину, мы узнаем достаточно скоро.

Михаил Ошеров

Опубликовано: http://www.iarex.ru/articles/24998.html