mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Category:

Доклад комиссии по ПЧ ООН по "Мави Мармара" (русский язык). О законности блокады.

Доклад комиссии по ПЧ ООН по "Мави Мармара" (русский язык).
О законности блокады.


Организация Объединенных Наций A/HRC/15/21
Генеральная Ассамблея Distr.:
27 September 2010
Russian
Original:
Совет по правам человека
Пятнадцатая сессия
Пункт 1 повестки дня
Организационные и процедурные вопросы
               Доклад международной Миссии по установлению фактов для расследования нарушений международного права, включая международное гуманитарное право и международное право прав человека, в результате израильских нападений на флотилию судов, перевозящую гуманитарную помощь*
                   Доклад Генерального секретаря










                 *   Представлен с задержкой.


1. Право морской войны и вопрос блокады

48.       Что касается вопросов, поставленных в связи с предоставленным Миссии мандатом, который затрагивает вопросы права морской войны и вопрос морской блокады, установленной Израилем, то Миссия рассматривает эти вопросы нижеследующим образом.

49.       В соответствии с применимыми нормами международного права, если только не установлено исключение, на находящееся в открытом море судно распространяется исключительная юрисдикция его государства флага. В соответствии с международным морским правом сфера действия таких исключений обычно ограничивается случаями, когда существует подозрение в отношении определенных видов деятельности (пиратство, работорговля, несанкционированное вещание в открытом море) судами, которые подозреваются в отсутствии национальности (т.е. не принадлежащими какому-либо государству судами), и случаями, в которых разрешение подняться на борт и произвести досмотр было дано либо специально, либо согласно международному договору (например, случаи, связанные с контрабандной перевозкой наркотиков)[1]. Другие исключения касаются актов самообороны, согласно статье 51 Устава Организации Объединенных Наций, от судов, которые представляют собой непосредственную и значительную угрозу для осуществляющего высадку на борт государства, и правомерных актов в соответствии с законами вооруженного конфликта.

50.          Было высказано предположение о том, что Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву, зарезервировав использование открытого моря для мирных целей[2], фактически поставила вне закона акты морской войны в открытом море. Во-вторых, в ходе переговоров при разработке этой Конвенции по этой позиции не было достигнуто консенсуса, и она, конечно же, не была признана крупными морскими державами в то время. В действительности военные уставы многих государств (как участвующих, так и не участвующих в Конвенции по морскому праву) по-прежнему включают положения, касающиеся права морской войны и блокады[3]. Кроме того, в соответствующем докладе Генерального секретаря Организации Объединенных Наций делается вывод, что эти положения Конвенции по морскому праву не затрагивают положения Конвенции по морскому праву не затрагивают действий, которые являются законными в соответствии с правом на самооборону согласно статье 51 Устава Организации Объединенных Наций (jus ad bellum), или действий, обосновывающихся правом вооруженных конфликтов после начала вооруженного конфликта (jus ad bello)[1]. Большинство ученых также поддерживают мнение о том, что право морской войны по-прежнему может применяться в открытом море. Одной из попыток кодификации нормы этого права явилось проведение независимого экспертного исследования, озаглавленного "Справочник Сан-Ремо по международному праву, применимому к вооруженным конфликтам на море (SRM)"[2]. Хотя эти усилия по кодификации не носят авторитетного характера, они оказали значительное воздействие на разработку военных уставов, и на них прямо полагался Израиль.
                       
Блокада

51.       Согласно законам вооруженного конфликта, блокада является запрещением любой торговли с определенным побережьем противника. Воюющая сторона, которая установила законную блокаду, вправе обеспечивать соблюдение этой блокады в открытом море[3]. Блокада должна удовлетворять ряду правовых требований, включая уведомление, эффективное и беспрепятственное обеспечение соблюдения и соразмерность[4]. В частности, блокада является незаконной, если:
            а)         она служит единственной цели морить голодом гражданское население или лишать его других предметов, жизненно важных для его дальнейшего существования; или
            b)         ущерб гражданскому населению является или, как можно ожидать, будет являться чрезмерным по сравнению с конкретными и непосредственными военными преимуществами, получить которые ожидается в результате блокады[5].
52.       Обеспечение соблюдения блокады не может продолжаться, если она причиняет несоразмерный ущерб гражданскому населению. Обычное значение выражения "ущерб гражданскому населению" в законах вооруженного конфликта касается случаев смерти, ранения и ущерба имуществу. В данном случае ущерб может пониматься как разрушение гражданской экономики и в дополнение к уже нанесенному ущербу как восстановительным работам. Можно также отметить, что, поскольку многие люди в Газе испытывают нехватку продуктов питания или средств для их приобретения, обычное значение термина "голод", согласно законам вооруженного конфликта, всего лишь предполагает действия, приводящие к голоданию населения[6].

53.       Оценивая свидетельства, представленные Миссии, в том числе УКГВ-ОПТ, которые подтверждаю серьезность гуманитарной ситуации в Газе, разрушение экономики и воспрепятствование восстановительным работам (как подробно рассмотрено выше), Миссия убеждена в том, что блокада причиняет несоразмерный ущерб гражданскому населению в секторе Газа и что как таковой состоявшийся перехват не может быть ничем обоснован и, следовательно, должен рассматриваться как незаконный.
54.       Кроме того, Миссия подчеркивает, что, согласно статье 33 четвертой Женевской конвенции, коллективное наказание гражданского населения, проживающего в оккупированном районе, запрещено. "Ни одно покровительствуемое лицо не может быть наказано за правонарушение, совершенное не им лично. Коллективные наказания так же, как и всякие меры запугивания или террора, запрещены." Миссия считает, что один из основных мотивов, обуславливающих введение блокады, заключается в желании наказать население сектора Газа за избрание ХАМАС. Сочетание этого мотива и последствий ограничений в отношении сектора Газа не оставляет сомнений в том, что действия и политика Израиля равнозначны коллективному наказанию, как оно определено в международном праве. В связи с этим Миссия поддерживает выводы Специального докладчика по вопросу о положении в области прав человека на палестинских территориях, оккупированных с 1967 года, Ричарда Фалька[1], доклад Миссии Организации Объединенных Наций по установлению фактов в отношении конфликта в Газе[2] и последний вывод МККК[3] о том, что эта блокада равнозначна коллективному наказанию в нарушение обязательств Израиля по международному гуманитарному праву.
55.          Вполне можно предположить, что какая-либо воюющая сторона в вооруженном конфликте имеет право высаживаться на нейтральные суда в открытом море, производить их досмотр и выяснять, куда они следуют, независимо от того, была ли объявлена какая-либо блокада. Хотя этому вопросу присуща некая противоречивость, Справочник Сан-Ремо и ряд военных уставов предусматривают, что это право может быть осуществлено только в случае существования разумного подозрения в отношении того, что судно участвует в деятельности по поддержке противника[4]. Миссия выражает мнение, что право на вмешательство в свободу судоходства третьих государств не должно презюмироваться без веских оснований.
56.       Таким образом, если не установлена законная блокада, то единственным правомерным основанием для перехвата судна будет разумное подозрение в отношении того, что это судно:

  • вносит значительный вклад в военные действия сил противника, например в виде перевозки оружия, или иным образом непосредственно содействует военным усилиям противника (право воюющей стороны на захват)[1]; или

  • представляет собой непосредственную и значительную угрозу Израилю, когда отсутствует альтернатива применению силы для устранения этой угрозы (самооборона согласно статье 51 Устава Организации Объединенных Наций).

С учетом имеющейся информации Миссия убеждена в том, что перехват флотилии и связанное с этим подготовительное планирование Израилем не мотивировались исключительно озабоченностью в отношении вклада этих судов в военные усилия. Якобы имеются свидетельские показания начальника Генерального штаба Габи Ашкенази, который сказал, что, по его мнению, Фонд по правам и свободам человека и гуманитарной помощи (IHH), являющийся одним из членов коалиции, организовавшей плавание этой флотилии, не представляет собой "террористическую организацию"[2]. Из показаний премьер-министра Нетаньяху Комитету Туркеля явствуется, что решение остановить флотилию судов было принято не потому, что эти суда сами по себе представляли какую-либо непосредственную угрозу с точки зрения безопасности. В любом случае Израиль не утверждал, что действовал на основании прав на запрет в отношении воюющей стороны и не ссылался на более широкое требование в отношении самообороны от флотилии.
57.       По этой причине Миссия убеждена не только в том, что данная флотилия не представляла какой-либо непосредственной угрозы, но и в том, что ее перехват мотивировался озабоченностью по поводу возможной пропагандистской победы, на которую могли претендовать организаторы флотилии.
58.          С учетом свидетельств, полученных Комитетом Туркеля, вполне очевидно, что какие-либо разумные подозрения в отношении того, что флотилия создавала военный риск сама по себе, отсутствовали. В результате нельзя выдвинуть аргументы в пользу перехвата этих судов в порядке осуществления прав воюющей стороны или права на самооборону согласно статье 51. Таким образом, не могут быть выдвинуты аргументы в пользу правомерности этого перехвата, и по этой причине Миссия считает, что данный перехват был незаконным.
59.       Миссия полагает, что политика блокады или режим закрытия районов, включая морскую блокаду, установленную Израилем в отношении Газы, причиняет несоразмерный ущерб гражданскому населению. Миссия считает, что морская блокада осуществляется в поддержку общего режима закрытия районов. Как таковая она является частью единой несоразмерной меры в рамках вооруженного конфликта и не может быть сама по себе сочтена соразмерной.
60.       Кроме того, режим закрытия районов рассматривается Миссией как представляющий собой коллективное наказание населения, проживающего в секторе Газа, и, таким образом, являющийся незаконным и противоречащим статье 33 четвертой Женевской конвенции.
61.       Миссия считает, что обеспечение соблюдения незаконной блокады представляет собой не только нарушение законов войны, но и нарушение законов нейтралитета, а это приводит к возникновению ответственности государства.

http://rudocs.exdat.com/download/docs-220739/220739.doc

Приложение - особое мнение представителя Турции к другому докладу - к докладу комиссии Пальмера.

Statement by Mr. Sanberk

I hereby register my disagreement with the Chairmanship on the following issues contained in the report:
-
The question of the legality of the blockade imposed on Gaza by Israel.
-
The actions of the flotilla
-
Naval blockades in general
-
Appendix: The applicable International legal principles.
This, for the following reasons:
-
On the legal aspect of the blockade, Turkey and Israel have submitted two opposing arguments. International legal authorities are divided on the matter since it is unprecedented, highly complex and the legal framework lacks codification. However, the Chairmanship and its report fully associated itself with Israel and categorically dismissed the views of the other, despite the fact that the legal arguments presented by Turkey have been supported by the vast majority of the international community. Common sense and conscience dictate that the blockade is unlawful.
-
Also the UN Human Rights Council concluded that the blockade was unlawful. The Report of the Human Rights Council Fact Finding Mission received widespread approval from the member states.
-
Freedom and safety of navigation on the high seas is a universally accepted rule of international law. There can be no exception from this long-standing principle unless there is a universal convergence of views.
-
The intentions of the participants in the international humanitarian convoy were humanitarian, reflecting the concerns of the vast majority of the international community. They came under attack in international waters. They resisted for their own protection. Nine civilians were killed and many others were injured by the Israeli soldiers. One of the victims is still in a coma. The evidence confirms that at least some of the victims had been killed deliberately.
-
The wording in the report is not satisfactory in describing the actual extent of the atrocities that the victims have been subjected to. This includes the scope of the maltreatment suffered by the passengers in the hands of Israeli soldiers and officials.
In view of the above, I reject and dissociate myself from the relevant parts and paragraphs of the report, as reflected in paragraphs ii, iv, v, vii of the findings contained in the summary of the report and paragraphs ii, iv, v, vii, viii and ix of the recommendations contained in the same text.

http://www.un.org/News/dh/infocus/middle_east/Gaza_Flotilla_Panel_Report.pdf




Tags: "Маве Мармара", Газа, Израиль, ООН, блокада, история, флот
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author