mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Израильская версия "Поэта и гражданина"

Исаак Розовский.

isaak_rozovsky

http://isaak-rozovsky.livejournal.com/166005.html

Израильская версия "Поэта и гражданина"

Вдохновленный поэтико-политическими переложениями русской классики, виртуозно осуществляемыми Дмитрием Быковым, я давно задумывался о возможности пересадить проект «Поэт и гражданин» на израильскую почву. Но как-то все руки не доходили.

Спору нет, местная политическая жизнь предоставляет много изумительного материала для такого проекта. Но почему-то на меня особое впечатление произвела рекомендация некоей комиссии о увеличении пенсионного возраста женщин до 67 лет. Именно эта рекомендация, а также восторженный отклик на нее минфина (цитирую): "Уравнивание пенсионного возраста между женщинами и мужчинами имеет огромное значение для продвижения идеи равноправия на трудовом рынке», заставили меня взяться за перо.

Заранее предупреждаю, что получилось совсем не так весело, как у Быкова. Я бы даже сказал, мрачновато как-то получилось.

Впрочем, судите сами.

ЖЕНСКАЯ ДОЛЯ
(по мотивам произведений Н.А.Некрасова)

Что, зае.ала политика мерзкая?
Долюшка «русская»! Долюшка женская!
Горше едва ли сыскать.
Не мудрено, что ты вянешь до времени,
Ангел-хранитель еврейского племени,
Многострадальная мать.

Зной нестерпимый, равнина безлесная
Только оливы да ширь поднебесная,
Да Тахана мерказит.
Бедная баба из сил выбивается,
Сотни пакидов над ней измываются,
Банк за задержку машканты ругается,
Выгнать из дому грозит.

Только она на работу устроится,
Тут же начальник к ней сзади пристроится:
«Ну-ка, Наташ-ша, давай!
Ты ведь сюда для того и приехала,
Чтобы служить сионисту утехою,
Так что права не качай!»

Варит, стирает, следит за детишками,
Жизнь позабыла с театрами, с книжками,
В школе оболтуса бьют,
Муж на диване лежит в отупении,
Но не кончается бабье терпение,
Только слезинки текут.

Горькую хлещет и даже не морщится
В прошлом – скрипачка, а ныне – уборщица,
Нюхая рваный рукав:
"Помнишь, как бывшую родину хаяли?
Ну, а теперь мы с тобою в Израиле,
Шило на мыло сменяв…"

Кнессет на бабоньку тоже в претензии:
«Ишь чего хочет? Скорее на пенсию?
Нет, ты сперва послужи!
Вот отпахай еще годиков несколько
И на пособие наше еврейское
Право свое докажи…»

Вновь надвигаются выборы в Кнессете
Снова вы, бедные, уши развесите,
Байки, чай, слушать не лень?
Наобещают вам «слуги» с три короба,
И за худого аль жирного борова
Кинете свой бюллетень.

Кинете в урну сквозь щелочку узкую.
«Ты за кого?» - «А за партию «русскую»!
Все ж таки свой! – не продаст!» -
«Вот погоди, мы с арабами справимся,
А уж тогда всем кагалом отправимся
В светлое завтра, Б-г даст»

Долюшка женская, долюшка рабская,
Вас истомила угроза арабская -
Только она на уме.
Бабонька русская аполитичная,
Так вот и будешь свой век, горемычная,
Вечно копаться в дерьме?
Tags: Израиль, литература, писатели, русскоязычные, социальное
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author