mikhailosherov (mikhailosherov) wrote,
mikhailosherov
mikhailosherov

Израиль-Иран: принцип ядерного сдерживания не применим

Я категорически не согласен с этой статьей, поскольку считаю, что появление у Ирана ядерного оружия послужит сдерживающим фактором для других стран, в первую очередь для Израиля и США.

Но аргументация любопытная.

Хотя опровергаются все эти логические построения  достаточно легко - в самом важном месте автор приведенной ниже статьи переходит от рациональных к иррациональным и субъективным факторам.



Израиль-Иран: принцип ядерного сдерживания не применим

03.10.2012
Михаил Агаджанян

Аналитический дискурс авторов по «иранской теме» в последнее время стал всё чаще включать мнение о рациональности руководства Ирана в его региональной политике на Ближнем и Среднем Востоке. По мнению ряда исследователей, рационализм Тегерана имеет постоянную тенденцию к преобладанию, что является значимым подтверждением реальности намерений иранского руководства не переступать «красную линию» перехода к созданию ядерного боезаряда.

Но оценки некоторых зарубежных аналитиков идут ещё дальше, переходя от фиксации рационального и прагматичного подхода во внешней политике Ирана к констатации позитивности для поддержания регионального баланса сил возможного появления у Тегерана собственного ядерного оружия.



Общий ход рассуждений в плане возможного обладания Ираном ядерным боезарядом строится вокруг категорий двустороннего сбалансированного сдерживания, где в качестве региональных акторов, осуществляющих сдерживание друг друга, имеются в виду Израиль и Иран. Гипотетическое появление ядерного боезаряда у Тегерана должно уравновесить факт обладания Тель-Авивом ядерным оружием и привести к некоему региональному статус-кво, который, по своим общим параметрам, будет аналогичен действовавшему несколько десятилетий фактору «гарантированного уничтожения» США и СССР друг друга или нынешнему балансу сил с учётом военного ядерного фактора между Индией и Пакистаном.

Примером подобного хода рассуждений стало, в частности, мнение сотрудника Института изучения проблем войны и мира им. А.Зальцмана, профессора политологии Колумбийского университета К.Уолтца. Автор отмечает, что «до сих пор каждый раз, когда какому-либо государству удавалось «протиснуться» в ядерный клуб, другие его члены всегда решали изменить подход и смириться. В действительности, уменьшая дисбаланс в военной силе, новые ядерные державы обычно обеспечивали укрепление региональной и международной стабильности».

Одним из примеров такого уменьшения дисбаланса в военной силе, которое способствовало укреплению региональной стабильности, К.Уолтц приводит опыт противостояния Индии и Пакистана. Профессор констатирует, что «Индия и Пакистан начали действовать более осторожно, обзаведясь тем же потенциалом». И «нет особых оснований полагать, что Иран нарушит эту тенденцию» (1).

Все эти оценки на основе прецедентов на глобальном (США-СССР) и региональном (Индия-Пакистан) уровнях, по нашему мнению, страдают поверхностным подходом и, по сути, являются экстраполяцией на нынешнюю ситуацию между Израилем и Ираном иных факторов, имевших место в другой международной и региональной среде.

Тегеран уже несколько лет назад оценил главные проблемные моменты в «иранской теме» в качестве «экзистенциальной угрозы» в свой адрес, что, по определению, не приемлет не только вероятное появление у Ирана ядерного оружия, но даже его непосредственное приближение к «красной линии», позволяющей в сжатые сроки сконструировать ядерный боезаряд. Назвав всё, что связано с враждебностью иранской стoроны в свой адрес «экзистенциальной угрозой», Израиль исключил малейшую лояльность в вопросе приближения Тегерана к обладанию оружием массового уничтожения (ОМУ).

В такой ситуации жёсткой оппозиции Израиля к появлению у Ирана ядерного боезаряда говорить о вероятности дальнейшего развития ситуации в регионе по схемам «сбалансированного сдерживания» и «гарантированного уничтожения» не приходится.

Подобная оценка основывается не только на односторонней реакции Израиля на всё, что касается военной направленности ядерной программы Ирана. Израиль не одинок в подходе недопустимости появления у Ирана ядерного боезаряда и такую точку зрения однозначно разделяют с израильской стороной Соединённые Штаты.

Позиции Вашингтона и Тель-Авива могут расходиться в тактических вопросах и, видимо, так оно и есть на самом деле, на что укaзывают последние разногласия двух союзников в вопросе допущения ситуации приближения Ирана к «красной линии», т.е. его остановки в шаге или в полушаге от непосредственного создания ядерного боезаряда. Американскую сторону такое приближение может устроить в контексте укрепления баланса сил на Ближнем и Среднем Востоке как пример другим крупным региональным акторам, что приближаться к «красной линии», в принципе, можно, но переступать её строго возбраняется. Предположение о позитивности для США факта появления у Ирана своего ядерного боезаряда представляется глубоким заблуждением.

Есть множество моментов, которые указывают на резко отрицательную позицию Вашингтона к обладанию Тегераном «большой» бомбой. Анализ каждого из них претендует на отдельную работу, но мы отметим только три, по нашему мнению, важных фактора в ряду других причин абсолютной неприемлемости США к наличию у иранской стороны ОМУ в его ядерной разновидности.

Первый фактор достаточно известен. Появление боезаряда у Ирана не исключит решительной мотивации Саудовской Аравии, Турции, Египта также войти в клуб ядерных держав, а спровоцирует противоположную реакцию - указанные страны расценят это как «открытые двери» к установлению нового регионального баланса сил с обязательным на этот раз применением ядерной составляющей.

Для перечисленных стран, имеющих свои «папки» проблем с Ираном, сдерживающий друг друга «тандем» Израиль-Иран не станет аналогией режима сдерживания между Индией и Пакистаном. Конфликт последних имеет чётко выраженный двусторонний характер, что и позволило все эти десятилетия держать его в контролируемых рамках. Ничего подобного между Израилем и Ираном при обладании обоими ядерным потенциалом быть не может. Конфронтация Тегерана и Тель-Авива носит широкий региональный характер, вмещая в себя такие направления, как палестинский вопрос, Ливан, отчасти Сирия и Ирак. Ситуация в регионе примет характер роста конфронтации между Израилем и Ираном и подключением в такой режим всех крупных региональных акторов. Осуществление эффективного контроля и направление процессов в зоне Центрального командования (CENTCOM) США в условиях стремления крупных стран региона вступить в клуб ядерных держав примут для Вашингтона ещё более критический характер.

Второй фактор отрицательного отношения США к «большой» бомбе в иранских руках связан с неминуемым провалом проводимой политики региональной изоляции Ирана. Если даже это будет не провал, а качественный пересмотр данной политики из-за наличия у Тегерана ядерного боезаряда, то это также крайне нежелательно для Вашингтона. Сдерживать «конвенциональную» военную силу в регионе, где проходят энергетические артерии глобального значения, - одно, заниматься же изоляцией ядерной державы - абсолютно другое.

Не станут же США проводить «локальные» ядерные испытания в регионе пусть даже тактического ядерного оружия для сдерживания Ирана, как они делают это сейчас путём проведения масштабных военных учений в зоне Персидского залива?!

И, наконец, ещё одним фактором, заслуживающим упоминания, является весьма вероятная тенденция к переходу гонки вооружений в зоне ядерного сдерживания Израиля и Ирана в фазу разработки всеми крупными странами региона ракетных технологий дальнего действия. Как известно, наличие ядерного боезаряда не является завершающим этапом в попытках его обладателей усилить своё внешнее влияние, а, скорее, выступает неким прологом новой ядерной державы к разработке собственной ракетной программы. К ядерному боезаряду прилагается носитель, а с учётом уже ведущихся ракетных разработок крупными «регионалами», гонка баллистических технологий на Ближнем и Среднем Востоке в условиях дополнительной мотивации Ирана обеспечена.

Всё указанное рисует достаточно мрачную картину. Разногласия между Вашингтоном и Тель-Авивом, как одна из причин в нынешней паузе неопределённости в «иранской теме», не могут длиться бесконечно долго. Но данная «тема» не может быть решена силовым путем. Региону противостояния Израиля и Ирана нужны другие решения.

Исходя из рациональности и прагматичности иранского руководства, позволим предложить одну из версий такого компромиссного решения. Она не нова, просто слегка подзабыта и отодвинута в нынешних реалиях на второй план других острых проблем Ближнего и Среднего Востока.

Ирану нужны гарантии безопасного развития на приемлемом для него уровне региональной державы. Гарантии такого развития могут быть распространены на Иран путём его включения в военно-политический блок коллективной безопасности. Вопрос возможной кооптации Ирана в ОДКБ на определённом отрезке времени упоминался в работах авторов на «иранскую тему», однако затем потерял свою актуальность. А жаль! Ситуация, при которой членство Ирана в ОДКБ сняло бы многие нынешние «экзистенциальные» опасения не только у Израиля, но и у других стран региона и внешних акторов поддаётся анализу и её не следует с ходу отметать, как нереалистичную.

Роль России в создании объективной, аргументированной основы для выхода иранской проблематики на взаимоприемлемые развязки представляется незаменимой. Членство Ирана в ОДКБ дало бы ему решение многих вопросов: гарантии безопасности, снятие санкций, получение современных вооружений и военной техники по внутрироссийским расценкам и др.

Израилю и США это дало бы дееспособную гарантию-подтверждение принятых в своё время высшим иранским руководством решений о неприемлемости для него создания ядерного боезаряда по нормам исламской морали и установкам высшего руководителя и духовного лидера страны Али Хаменеи. Статус Ирана как государства-члена Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) был бы усилен, что сделало бы Тегеран более открытым к сотрудничеству с МАГАТЭ.

Как можно понять из недавних заявлений руководства ОДКБ, вопрос членства Ирана в Организации окончательно не снят. В интервью газете «Известия» от 20 июня с.г. генеральный секретарь ОДКБ Н.Бордюжа отметил факт имевших место в прошлом неофициальных заявлений иранской стороны о рассмотрении ею вопроса возможного участия в работе ОДКБ. «Если бы Иран обратился официально с просьбой вступить в ОДКБ, это заявление было бы рассмотрено, в соответствии с установленной процедурой, и если бы было принято консенсусное положительное решение - после, естественно, изучения всех положительных аспектов, - он стал бы наблюдателем или членом Организации», подчеркнул Н.Бордюжа.

Конечно, обсуждение вопроса кооптации Ирана в орбиту коллективной безопасности ОДКБ может не дать своего конечного результата. Но это позволит ввести урегулирование «иранской темы» в поле предметных политических консультаций, что в условиях военно-политической напряжённости в регионе уже станет большим достижением.



Михаил Агаджанян, внешнеполитический аналитик - специально для Интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.

(1) К.Уолтц, Почему Иран должен получить бомбу//«Россия в глобальной политике», № 4, июль-август, 2012.


http://www.ru.journal-neo.com/node/119035


Tags: Израиль, Иран, Кавказ, аналитика, атомное оружие, геополитика, переговоры, стратегия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author